Tags: консерватизм

Dima

Time to reintroduce the 10 Tenets of Conservatism

Regarding socialism, it wasn't that long ago, only about 10 years, that Democrats were singing a different tune. In reaction to a 2009 Newsweek cover entitled, "We Are All Socialists Now," then Rep. Carol Shea-Porter, D-N.H., at a town hall meeting in 2010, exclaimed, "I don't think anybody in this country believes in socialism. I don't know 'em, and I don't hang out with 'em, but maybe you do."
You can't hardly say that anymore.

Что касается социализма, то совсем недавно, всего около 10 лет назад, демократы пели совсем другую песню. В ответ на обложку журнала Newsweek 2009 года, озаглавленную "мы все теперь социалисты", тогдашний представитель Кэрол Ши-Портер, д-р н.х., на заседании городской ратуши в 2010 году воскликнул: "я не думаю, что кто-нибудь в этой стране верит в социализм. Я их не знаю, и я с ними не общаюсь, но, может быть, вы их знаете."
Мы уже не можем так говорить.

However, there is one thing that encompasses conservatism without lengthy explanation. I call it the 10 Tenets of Conservatism. Each of the 10 tenets is but one line long and compresses our beliefs into easily digestible bites – politically, fiscally and to some extent socially, and are as applicable today as when they were written over a century ago...
In reality, Lincoln didn't write them. They were authored in 1916 by the Rev. William J. H. Boetcker, a Presbyterian clergyman and pamphlet writer...

Однако есть одна вещь, которая охватывает консерватизм без долгих объяснений. Я называю это "10 принципов консерватизма". Каждый из этих десяти принципов имеет всего одну строку длины и сжимает наши убеждения в легко усваиваемые кусочки – политически, финансово и в некоторой степени социально, и они так же применимы сегодня, как и тогда, когда они были написаны более века назад...
На самом деле Линкольн их не писал. Они были написаны в 1916 году преподобным Уильямом Дж. Х. Беткером, пресвитерианским священником и автором памфлетов...

The 10 Cannots:
1) You cannot bring about prosperity by discouraging thrift.
2) You cannot help small men by tearing down big men.
3) You cannot strengthen the weak by weakening the strong.
4) You cannot lift the wage earner by pulling down the wage payer.
5) You cannot help the poor man by destroying the rich.
6) You cannot keep out of trouble by spending more than your income.
7) You cannot further the brotherhood of man by inciting class hatred.
8) You cannot establish security on borrowed money.
9) You cannot build character and courage by taking away men's initiative and independence.
10) You cannot help men permanently by doing for them what they could and should do for themselves.

10 принципов:
1) Вы не можете добиться процветания, препятствуя бережливости.
2) вы не можете помочь маленьким людям, разрушая больших людей.
3) Вы не можете усилить слабого, ослабляя сильного.
4) Вы не можете поднять плату наемного работника, потянув вниз плательщика заработной платы.
5) вы не можете помочь бедному человеку, разрушая богатого.
6) Вы не можете избежать неприятностей, тратя больше, чем ваш доход.
7) вы не можете способствовать братству людей, разжигая классовую ненависть.
8) вы не можете установить обеспечение на заемные деньги.
9) вы не можете построить характер и мужество, отнимая у мужчин инициативу и независимость.
10) вы не можете постоянно помогать людям, делая для них то, что они могут и должны делать сами.
https://www.wnd.com/2020/01/time-reintroduce-10-tenets-conservatism/
Dima

Природные консерваторы

Природных консерваторов проще всего описать как людей, для которых писали люди из предыдущего раздела. Это в основном белые американцы, в основном средних лет, без оговорок и стеснения принимающие новые принципы политики идентичности, ставящие во главу угла в первую очередь интересы из собственной демографической группы.

В политическом смысле эти новые консерваторы просто подчиняются своим естественным инстинктам — тем же самым инстинктам, которыми руководствуются консерваторы по всей планете. Эти побуждения пристально изучил социальный психолог Джонатан Хайдт, и их ощущает значительная часть политической популяции — как инстинкт консерватора.

Инстинкт консерватора, как его описывает Хайдт, состоит, помимо прочего, в предпочтении однородности разнообразию, стабильности переменам, иерархии и порядка радикальному эгалитаризму. Инстинктивное недоверие ко всему чужому и незнакомому — черта, которую мы разделяем как вид, эволюционная защита от избыточного, иногда опасного любопытства. Но у природных консерваторов он сильнее. Они автоматически предпочитают знакомые общества, знакомые принципы и знакомые институты.

Республиканец из истеблишмента, свято верующий в благость свободного рынка, может снести древний собор и заменить его торговым центром, если увидит в этом экономическую выгоду. Природного консерватора такие вещи ужасают. С иммиграционной политикой похожая история: на бумаге дешёвая рабочая сила, въезжающая в страну по трудовым визам, выглядит очень привлекательно. Но природных консерваторов заботят другие вещи: в основном выживание их собственного народа и культуры.

Для природных консерваторов экономическая эффективность не обладает высшей ценностью. Если быть точным, выше всего они ценят культуру как продукт и выражение деятельности своего народа. Их идеальное общество вовсе не обязательно показывает заоблачные темпы роста ВВП, но оно пишет симфонии, строит базилики и оплачивает картины Старых Мастеров. Природные консерваторы указывают на эти вещи как на апофеоз западной европейской культуры и объявляют их ценностью, достойной сохранения и защиты.

Понятно, что внимание природных консерваторов к своей культуре немедленно вступает в противоречие с неостановимой машиной регрессивного левого движения, которое, скажем, сейчас пытается добиться сноса статуй Сесила Родса и королевы Виктории в Англии, а с Принстонского университета в Америке хочет сбить имя Вудро Вильсона. Эти попытки вычистить из западной истории политически неугодных левым великих людей для альт-правых особенно оскорбительны — их, помимо заботы о культуре, глубоко занимает героика и героические добродетели.

Всё это — прямой результат десятилетий, которые университетские левые потратили на попытки убрать «мертвых белых мужчин» и их наследие из западной истории и литературы. Консерватора из истеблишмента подобные вещи могут раздражать — в те пять минут, которые он тратит на кофе, переключаясь между телеканалами для бизнесменов и очередным президентским обращением, но для природного консерватора такой культурный вандализм автоматически занимает первую строчку в списке угроз.
http://sputnikipogrom.com/translated/56817/alt-right/#.V3Ax96L5Gzp
Dima

"Политика – это искусство реализовать в каждую историческую эпоху ту часть идеала, которую позволяют

В Испании второй половины XIX в. был такой А. Кановас дель Кастильо (лидер тамошней Консервативной партии), так вот он, на мой взгляд, высказывался на этот счет исключительно точно: "Политика – это искусство реализовать в каждую историческую эпоху ту часть идеала, которую позволяют обстоятельства".
Собственно, этот подход (а тем более верное представление о том, какая именно часть уместна при данных обстоятельствах) и отличает вменяемого «консерватора» от шута и придурка. В частности, можно согласиться с мнением (юзер enzel): «Сугубо консервативная позиция заведомо проигрышна, тогда как либерал-консервативная - верна. И те, кто сделали на неё ставку, в итоге не проиграли, хотя им и пришлось принять факт больших перемен жизни». Действительно, даже после такого потрясения, как «восстание масс» начала ХХ в. (крупнейшая метаморфоза за неск.тысячелетий), поднявшего в первые десятилетия на поверхность массу самой отвратительной мути, ситуация (в плане базовых социальных принципов) со временем пришла в норму, и даже «наполнитель» в большинстве случаев сменился не радикально...
http://salery.livejournal.com/89497.html