dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Categories:

Как всё же относятся в Южной Корее к Корее Северной?

Во-первых, господин Пак (как, кстати, и значительная часть южнокорейской молодёжи) не воспринимает Северную Корею и её население как своих единоплеменников, как людей своей нации. С его точки зрения, северокорейцы – это другая нация, а то обстоятельство, что жители Юга и Севера говорят на диалектах одного и того же языка и имеют общие исторические корни, не имеет особого значения. Северяне для него не просто чужаки, но чужаки опасные, бедные, странные.

Во-вторых, в вопросах международных отношений господин Пак является убеждённым сторонником реалистической школы. По его мнению, каждое государство должно в основном или даже исключительно заботиться о своих интересах и интересах своих граждан. Забота о тех глобальных проблемах, которые не затрагивают напрямую национальных интересов, не говоря уж об «общечеловеческих ценностях», является, по его мнению, делом вторичным. Особое раздражение у него вызывает «либеральный интервенционизм» и мессианство Запада, попытки силой экспортировать либеральную демократию.

С точки зрения господина Пака, Северная Корея представляет для Южной Кореи экзистенциальную угрозу – причём сразу по двум причинам.

Во-первых, Северная Корея, если у неё появятся соответствующие военно-политические возможности, может попытаться закончить то, что она пыталась без особого успеха сделать летом 1950 года, – то есть подчинить себе Юг силой оружия.

Во-вторых, господин Пак считает угрозой, как ни парадоксально, возможное падение нынешнего северокорейского режима и объединение страны по германскому образцу. Как считает господин Пак, эта угроза является более вероятной и, соответственно, более опасной, чем угроза прямого нападения. Объединение с нищим Севером, пусть и на условиях Юга, приведёт к тому, что Юг будет в экономическом и социальном плане отброшен назад на десятилетия. Господин Пак не воспринимает северян как людей, принадлежащих к его нации, и не испытывает в их отношении особой солидарности – как он сам говорит, для него «принципиальной разницы между папуасом и северокорейцем нет».
. . .
По его мнению, идеальным исходом кризиса в Северной Корее – если до такого кризиса, паче чаяния, дело всё-таки дойдёт – является именно китайская интервенция и создание в Пхеньяне марионеточного прокитайского правительства.

Такой сценарий, по мнению господина Пака, желателен по нескольким причинам. Во-первых, китайское вмешательство предотвратит объединение страны, которое для господина Пака является синонимом катастрофы. Во-вторых, марионеточный прокитайский режим с большой вероятностью откажется от ядерного оружия (ядерная программа Северной Кореи не соответствует интересам Китая). В-третьих, за счёт прямой китайской поддержки, ощущая за своей спиной китайские танки, такой режим будет даже более стабильным, чем нынешнее правительство. В-четвёртых, китайская интервенция на Севере приведёт к всплеску в Южной Корее антикитайского национализма – поворот событий, который господин Пак склонен приветствовать...
https://globalaffairs.ru/articles/mir-gospodina-paka/
АНДРЕЙ ЛАНЬКОВ
Кандидат исторических наук, профессор Университета Кунмин (Сеул).
Tags: Китай, Корея, национализм, национальное государство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments