dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Про реформы в РФ 90-х

Экономист Джеффри Сакс (Jeffrey Sachs), консультировавший поляков в период с 1990 года по 1991 год и россиян с 1991 года по 1993 год, советовал смягчить шоковую терапию с помощью масштабной экономической помощи. Сакс выступал в поддержку разработки плана помощи России по примеру Плана Маршалла в объеме 30 миллиардов долларов, а также списание российского долга Западу. Ему прямо сказал Лоуренс Иглбергер (Lawrence Eagleburger), заместитель госсекретаря в администрации Буша, что предоставление масштабной помощи России немыслимо в год проведения президентских выборов.
Соединенные Штаты, которые смогли сэкономить примерно 1,3 триллиона долларов за счет сокращения военных расходов в связи с окончанием холодной войны, оказались поразительно скаредными и близорукими, когда речь зашла о «смазывании» процесса перехода России к капитализму. В период с 1993 года по 1997 год реальная финансовая помощь России со стороны Соединенных Штатов составляла менее 2 миллиардов долларов в год...
При Клинтоне экономическая политика в отношении России была в значительной мере передана в ведение Министерства финансов, в частности, Лоуренсу Саммерсу (Lawrence Summers)... он пытался толкать Россию в сторону шоковой терапии, а также к зависимости американской политики от прогресса России в этом направлении...
Вице-президент Гор (Albert Gore), по словам Тэлботта, предупреждал Саммерса о том, что «жесткие условия Международного валютного фонда при предоставлении кредитов России приводят к столкновению курса экономических реформ с политическими реалиями еще не оперившейся демократии». Тем не менее Саммерс и Международный валютный фонд победили. В качестве лояльной оппозиции действовал и Джозеф Стиглиц (Joseph Stiglitz), глава Совета экономических советников и главный апостол постепенного подхода. По его мнению, рыночники «пытались проложить самый короткий путь к капитализму, создавая рыночную экономику без поддерживающих ее институтов». Стиглиц позднее работал советником у китайцев, и он предупреждал их об опасности резкого открытия своего рынка капиталов. Стиглиц сегодня может испытывать удовлетворение в стиле Кассандры, однако в тот момент именно Саммерс и Министерство финансов контролировали политику.
Тем временем российская экономика разваливалась. В 1991 году золотовалютные резервы России иссякли...
Когда «Газпром» был в 1994 году приватизирован с помощью ваучеров, менеджеры получили контроль над ним примерно за 250 миллионов долларов. А в 1997 году на Московской фондовой бирже эта компания уже оценивалась в 40,5 миллиарда долларов. Масштабная приватизация, проведенная до образования регуляторных институтов, оказалась катастрофической ошибкой...
Некоторые работавшие в то время с Россией американские либеральные советники даже послужили ролевой моделью для коррупции. Личный советник Чубайса Андрей Шлейфер (Andrei Shleifer), родившийся в России иммигрант и профессор Гарвардского университета, руководил московским офисом Гарвардского института международного развития (Harvard Institute for International Development), у которого был заключен крупный контракт с Агентством США по международному развитию (USAID) в отношении России. Шлейфер был осужден в 1997 году, когда стало известно, что его жена руководила хедж-фондом, спекулировавшим на основе привилегированной информации, источником которой была официальная работа Шлейфера. Гарвардский университет заплатил штраф в размере 26,5 миллиона долларов в рамках урегулирования этого дела, а Шлейфер выплатил 2 миллиона долларов...
Если бы эти предприятия просто остались в государственных руках в первой фазе переходного периода, а не были бы проданы в ходе двух распродаж по заниженным ценам, Россия могла бы в таком случае избежать появления автократического коррумпированного режима, поддерживаемого дружественно настроенными олигархами...
Оглядываясь назад в 1990-е годы, Сакс говорит о том, что правильным образом проведенный переход к рыночной экономике должен был бы включить в себя не только масштабную помощь со стороны Запада и списание долгов, но также превращение государственных предприятий в публичные корпорации, которые могли бы затем постепенно получить частных акционеров и принять соответствующие меры против коррупции. Такого рода реальный постепенный подход, по словам Сакса, должен был бы включать в себя масштабные действия государства по созданию подушки на период проведения шоковой терапии. Кроме того, не должно было быть никакой ускоренной приватизации государственных компаний в таких областях как добыча нефти газа, других полезных ископаемых, и в производстве металлов...
В конце 1997 года и в 1998 году в России произошел полномасштабный экономический коллапс, в результате чего такие сторонники либеральных реформ как Ельцин, Гайдар и Чубайс оказались полностью дискредитированными, а вместе с ними дискредитированным оказалось и предположение о том, что Соединенным Штатам можно доверять как союзнику и как источнику полезных советов...
Вот что написали в своей книге «Погасший свет» (The Light That Failed) Иван Крастев (Ivan Krastev) и Стивен Холмс (Stephen Holmes): «В первый период после 1989 года либерализм, в целом, ассоциировался с идеями индивидуальных возможностей, свободы передвижений и путешествий, с ненаказуемым инакомыслием, доступом к справедливому суду, а также с ответственным отношением правительства к требованиям общества. К 2010 году центральноевропейская и восточноевропейская версии либерализма стали уже неразрывно связанными с двумя десятилетиями социального неравенства, масштабной коррупцией и с несправедливом в моральном отношении перераспределением государственной собственности, оказавшейся в руках небольшой группы людей»...

Если оглянуться назад на прошедшие три десятилетия, то становится очевидным, что американо-российские отношения могли быть совершенно иными. У Соединенных Штатов не было необходимости расширять НАТО и придвигаться прямо к границам России, и еще меньше была необходимость включать в состав альянса части старой Российской империи. Принятие бывших сателлитов в состав Евросоюза, а также изменение пакета общих гарантий в области безопасности, который были даны осле окончания холодной войны Вашингтоном, Москвой и главными членами НАТО, — всего этого могло бы быть вполне достаточным.

На экономическом фронте Запад мог бы предоставить больше помощи и выдвинуть меньше требований в соответствии с Вашингтонским консенсусом. Требования к России были такими же, как и в отношении Греции, а их результат оказался таким же катастрофическим, как в Греции, но при значительно более высоких ставках. Если, скажем, экономической политикой в отношении России руководил бы Джозеф Стиглиц, а не Лоуренс Саммерс, то тогда Соединенные Штаты, используя свое влияние, могли бы, неверное, значительно больше сократить российский долг, предоставить больше помощи в переходный период и не выдвигать требования относительно быстрой (и коррумпированной) приватизации.

Если бы был принят именно такой курс, то было бы больше благодарности в отношении Запада со стороны простых россиян, а также меньше обид и разочарований...

Ничто из сказанного не следует считать проявлением мудрости задним числом. Многие люди, хорошо знавшие Россию, выдвигали именно такие аргументы в то время.

Честно говоря, не все итоги были результатом неправильных решений в Вашингтоне. Во время переходного периода России нужны были мудрые лидеры, опытные политики и такие принципиальные люди как Вацлав Гавел или Нельсон Мандела. К сожалению, этого нельзя сказать ни о Горбачеве, ни о Ельцине...

В целом можно сказать, что России не суждено было стать демократией западного стиля. Но у нее мог быть меньше уровень клептократии, и она могла бы иметь меньше геополитических врагов, если бы Соединенные Штаты не были столь непреклонны, пытаясь внедрить неолиберализм и исходить из того, что Россия является третьестепенной державой, следовательно к ней можно относиться соответственно.

Странным может показаться то, что американские прагматики в области внешней политики были готовы вступить в альянсы с такими государствами как Саудовская Аравия, которое еще хуже, чем путинская Россия начала 2000-х годов...
Роберт Каттнер — один из основателей и редактор журнала «Америкэн проспект», а также профессором Брандейского университета (Brandeis University's Heller School).
https://inosmi.ru/politic/20200216/246835750.html
https://prospect.org/world/was-putin-inevitable/
Tags: реформы, русофобия, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments