dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Category:

Суд в Швеции отклонил апелляцию "Газпрома" на решение по спору с "Нафтогазом"

Апелляционный суд округа Свеа в Швеции не выявил ошибок в решении Стокгольмского арбитража, обязавшего "Газпром" заплатить Украине 2,6 миллиарда долларов...
Кроме того, в заявлении указывается, что еще два спора между "Нафтогазом" и "Газпромом" будут рассмотрены в 2020 году. Решение апелляционного суда не может быть обжаловано.
https://www.dw.com/ru/%D1%81%D1%83%D0%B4-%D0%B2-%D1%88%D0%B2%D0%B5%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D0%BB%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BB-%D0%B0%D0%BF%D0%B5%D0%BB%D0%BB%D1%8F%D1%86%D0%B8%D1%8E-%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B0-%D0%BD%D0%B0-%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D0%BE-%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%83-%D1%81-%D0%BD%D0%B0%D1%84%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%BC/a-51435013

Ранее было сказано:
«Стокгольмский арбитраж, руководствуясь двойными стандартами, принял ассиметричное решение по контрактам на поставку и транзит газа с НАК «Нафтогаз Украины». Таким образом, решение арбитража существенно нарушило баланс интересов сторон по данным контрактам», — заявил глава газового концерна Алексей Миллер.
Он отметил, что арбитры аргументировали свое решение резким ухудшением состояния украинской экономики. «Мы категорически против того, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины», — подчеркнул Миллер.
«В такой ситуации продолжение действия контрактов для «Газпрома» является экономически нецелесообразным и невыгодным.

Update:
Стокгольмский арбитраж, как известно, оценил требование российской стороны «бери газ или плати» и требование «качай газ или плати» стороны украинской — очень по-разному. Москва, по мнению шведской юстиции, платить оказалась должна, а Киев скорее не должен. Почему? «Из-за тяжёлого финансового положения Украины» — нашлись взрослые люди, дипломированные юристы, которые прямо так и говорили. Вслух...
На материале нескончаемой битвы с «Газпромом» на европейском ТВД публика вообще привыкла к нарастающей предвзятости европейских структур к российской компании. То её наказывают за недопуск иных поставщиков газа к трубе, идущей оттуда, где других поставщиков нет; то ограничивают пропуск в другую трубу единственно попадающего в неё газпромовского газа, защищая права неких «других поставщиков», которые, может быть, когда-нибудь потом откуда-то появятся; то находят экологические угрозы в прокладке газпромовской трубы на том самом участке морского дна, где другие компании кладут трубы беспрепятственно… В сентябре суд ЕС запретил «Газпрому» использовать половину мощности газопровода Opal, сухопутного продолжения «Северного потока», не допустив к участию в процессе ни сам «Газпром», ни связанные с ним компании, то есть нарушив один из фундаментальнейших принципов правосудия, — и тоже никто не удивился. Говорю же, все привыкли.
Подобные картины наблюдаются не только в Европе и не только в судах в узком смысле слова. Накопилось довольно примеров не то что не совсем объективного, а прямо предвзятого отношения к России в ходе и результатах самых разных квазисудебных процессов по обе стороны Атлантики. Российскую сторону объявили кругом виновной и по делу Магнитского, и по вмешательству в американские выборы, и по сбитому «Боингу», и по отравленному Скрипалю, и по химическим атакам в Сирии, и по допингу, да, кажется, уже и по брекзиту и по жёлтым жилетам. Это всё разные истории: если, скажем, по химатакам наша сторона просто ни при чём, то по допингу наше спортивно-олимпийское чиновничество, эти безнадёжные бездельники и неучи, почти наверняка понатворило всякого, — но это детали второго порядка. Во всех этих квазисудах обличающие нас квазисудьи ведут себя так, как ведут, по одной-единственной причине: они могут. Они, в частности, могут считать доказательством против нас любое highly likely («очень похоже» — Тереза Мэй) и не признавать ему никаких опровержений. Поэтому всё, что говорят о нас Браудер, или Родченков, или «Белые каски», — это сначала «хайли лайкли», а через пять минут уже святая истина. И даже если на самом же Западе выплывет, что это совсем не истина, а грязная клевета (как за последние только недели мир узнал про Браудера от Der Spiegel, а про «Белые каски» — от WikiLeaks), приговора нам это не отменит. Видимо, всё это и следует смиренно величать гибридной войной.
Возвращаясь к газовой истории, давайте признаем: Россию не на словах, а на деле оставляют без суда, на объективность которого в спорных международных вопросах она могла бы рассчитывать...
На ближайшей же встрече по газу нужно требовать перевода арбитража — например, в Малайзию, или Сингапур, или Гонконг. Это будет тактический ответ: в тех местах нас тоже никто особенно не любит, но зато нет и усердно выращенного навыка нас не любить. А чтобы не дожидаться, пока наши американские и британские друзья вырастят его и там, нужен ответ стратегический: надо без дальнейших проволочек строить мощный международный суд, в котором выращивать такие фрукты будет затруднительно. Это может быть международный арбитраж при БРИКС или при ШОС — оба варианта имеют свои плюсы, и в обоих случаях за таким центром разрешения споров будут стоять и Россия, и Китай, и Индия, то есть два, а со временем, возможно, и три постоянных члена Совбеза ООН. На такой базе можно наращивать серьёзный международный авторитет.
Но как бы ни был суд важен сам по себе, сейчас он лишь один из стимулов, всё чувствительнее двигающий Россию к решению, если угодно, экзистенциальному. Умные люди (порой самых несходных политических убеждений) уже не год и не два пытаются втолковать нам, что Россия пережила свой европоцентризм; что настаёт новая эпоха; что нашему двуглавому орлу пора бы всё меньше и всё спокойнее смотреть влево, на Европу, — и всё больше и зорче вправо, на Азию. Проблема суда вопиет ровно о том же. И в ходе назревшего разворота нужно работать над созданием самых разных международных структур, способных уравновесить структуры уже имеющиеся, так жёстко взятые под контроль нашими контрагентами. У них дело поставлено грамотно: сначала создаётся нечто туманно-благостное и сравнительно безобидное — вроде той же ОЗХО или того же WADA; потом мало-помалу, годами, а то и десятилетиями с официально беспристрастными организациями ведётся настойчивая работа, вовлекается в тесные контакты их кадровый состав, рихтуются их правовые основания, а когда всё готово, они вдруг — чисто случайно — получают власть вязать и разрешать. И ОЗХО видит хлор, а WADA допинг в точности там, где надо, — и в упор не видит, где не надо. Нам бы всему этому стоило как следует поучиться, потому как пока нашей дипломатии такого рода тонкие работы удаются неважно...
https://a-privalov.livejournal.com/195441.html
Tags: Украина, Швеция, газ, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments