dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Categories:

Крылов о Донецке

Что бросается в глаза – чистота и ухоженность. Нет сомнений, что Донецк был таким и до войны, но одно дело до, другое – во время. Тут потребовались особые усилия, прежде всего от работников коммунальных служб, которые в кратчайшие сроки чинили и заделывали то, по чему «прилетело». Надеюсь, когда-нибудь в городе поставят памятник донецкому коммунальщику...
Сейчас первое, что бросается в глаза - недонаселённость. Людей стало заметно меньше. Не настолько, чтобы можно было говорить о «мёртвом городе» или «городе-призраке» (как писали о Цхинвале после 08.08.08), совсем нет. Просто – людей заметно меньше, чем должно быть. По широкому проспекту едут четыре машины. Улочка, которая в Москве или в Ростове была бы забита машинами, пустует – иногда по пять-десять минут. В большом доме горит десять окон (и это хорошо: в пятнадцатом году горело два – три)...
Ещё раз повторю: я не знаю и даже не буду искать в интернете, что и сколько в Донецке сейчас производится. Важен тот факт, что производство вообще есть. Всё тот же уголёк позволяет поддерживать энергосистему, а именно здесь-то обычно всё и ломается. Есть тепло и энергия – есть жизнь. Нет – нет.
Как живут люди? Бедно они живут, чего уж. Причём по своим собственным меркам бедно...
Самое же обидное состоит в том, что запустить производства и начать жить лучше можно хоть завтра. Основная причина экономического ступора – чисто политическая. Это отсутствие у ДНР признанного статуса. Я не говорю о статусе государственном[1] – у республики нет какого бы то ни было признанного статуса вообще. Что блокирует всякую легальную экономическую деятельность. Бумажки, проклятые бумажки, все эти документы на продукцию, накладные и всё прочее – их невозможно оформить правильно, потому что любое оформление будет неправильным. В результате сделанное в Донецке нельзя вывезти ни на Украину, ни в Россию, ни куда-либо ещё. В таких случаях всегда возникает цепочка посредников, необходимость платить какие-то лишние деньги, на чём и съедается львиная доля прибыли. Даже если завтра в центре города найдут алмазы, их можно будет продать только контрабандой.
Впрочем, какие алмазы! Я слышал жалобы на то, что в Донецке сложно издавать книжки, так как на них сложно проставить ISBN, то есть международный стандартный номер книги, а без этого номерка книжку за пределами республики не продашь. Эта ситуация, наверное, как-то решается, но вот именно что «как-то».
Если ничего нельзя продать – быстро и удобно – то неизбежно возникает и вторая проблема: недоинвестирование. Чтобы что-то работало, нужно вкладывать деньги, а их выгоднее и безопаснее вкладывать в других местах. При этом, скажем, тот же игорный бизнес в республике официально запрещён с 2014 года.
https://www.apn.ru/index.php?newsid=38107
Tags: Новороссия, кремляне, промышленность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments