dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Захар Прилепин от россиянах

Когда начались события 2014 года, и я принял антимайданную и антикиевскую сторону, у меня сразу оказался закрыт путь во все глянцевые журналы России, где я был, конечно же, не то чтобы желанный гость, а колумнист и символ такого адаптированного буржуазией революционера.
Начиная с 2006 года, с появления романа «Санька», каждые три месяца какой-то глянцевый журнал выходил с моим лицом на обложке. Я получал «писателя года» в журнале GQ, где меня переодели во фрак, а церемонию вели Иван Ургант и Ксения Собчак, и я крутился среди «познеров» и «филиппов киркоровых». Эта же вся история была и в журнале «Сноб»: у меня были самые большие гонорары за любой мой очерк или рассказ.
Весь глянец был мной адаптирован от журнала «Медведь» до журнала «История». Потом начинается эта вся история: я пишу антимайданные статьи и еду в Донбасс. И просто одномоментно исчезаю вообще из всех этих журналов. Причём, я занимался же совсем другими вещами. Мы собирали гуманитарную помощь, помогали ополчению, а я туда катался без конца. А потом вдруг думаю: «Чего-то у меня денег стало мало». И я понял, что они мне ничего не заказывают, не публикуют мои рассказы и не берут у меня интервью. И вообще меня нету там. Проходит полгода, год, два… Я как-то неспециально спросил у кого-то про это. Мне один говорит: «Ну, Захар, мне редактор сказал, что тебя больше не будет в нашем журнале». «Ну, окей, понял», – говорю.
Сначала подумал, что это какой-то частный случай, а потом выяснилось, что везде. У них какая-то такая… межведомственная чуйка. Я не думаю, что они все созвонились между собой. Думаю, они просто точно знают, что это не по их части, и меня убрали из их среды и больше туда не пускают. Причём, я нормальные деньги там зарабатывал, почти треть своего бюджета. Меня просто выгнали...
А что касается «Эхо Москвы» или телеканала «Дождь», то это другая история. Это медийные ресурсы и им нужен рейтинг, им нужен хайп и вся эта движуха. Они готовы привлекать даже врагов. И всё это время они меня звали, но я сам принципиально не шёл, зная, что они там говорят по поводу моих друзей и братьев ополченцев, я четыре года туда не ходил совсем...
Причём эта вся наша кинематографическая элита заступается за него и Надю Савченко, и никто ни слова не произнёс за Донбасс. Как так могло произойти?..
И вот Эдуард мне вкратце объяснил, что есть определённые театральные школы, через которые прошёл весь наш кинематограф. Это абсолютно либеральные школы, которые так или иначе учат хоть и культуре, но они учат ещё и определенной системе ценностей, а они западнические и находятся вне всего «русского». Вся наша эта элита оттуда выросла просто целиком. Назовите 20 фамилий крупных режиссёров – они все вышли из определённых студий, где их всему этому научили. Они другими быть не могут.
Теперь простейший вопрос: где у нас патриотические театральные школы и что-либо подобное? Где наши арт-площадки и остальное? У нас ничего этого нет... в 1991 году сменилась власть, и потом условный Михаил Швыдкой, когда он был министром культуры, везде посадил этих персонажей. Они не просто сидят и управляют театрами, площадками и до недавнего времени управляли СМИ… Они управляли вообще всем контекстом...
Если говорить о мире кинематографа, то мне мои друзья, которые тоже патриоты и готовы за автомат схватиться, говорят: «Захар, я тебе боюсь в интернете «лайк» поставить, потому что мне роль завтра же не дадут». Даже тем, кто подписал письмо за Крым, просто надавили на яйца и сказали: завтра денег на театр и кино не дадим. И они подписали. Но даже эти, половина, а то и процентов девяносто, на самом деле, ненавидит происходящее. Это шайка, и мы для них абсолютно чужие.
Государство сверху смотрит и, вроде, всех оно принудило как-то, создало консенсус: ну, вроде, за Ксению Собчак 1,5%, за Явлинского 0,5% – фигня. Вот их два миллиона человек всего, но из них один миллион сидит в Москве, а из него половина управляет самыми разными компаниями, издательствами, журналами и всем остальным. Они в институциях сидят. Вроде, 86% у нас за Путина, а 14% – против, но если систему управления брать, то там обратная ситуация: 86% либералов, а 14% – патриотов, и то это завышенная цифра. И это касается управления и бизнесом, и культурой, и всеми другими институциями...
У них эта иерархия создавалась 30 лет. Её реально создать, надо начинать создавать. Мы её не создаём. А как? Если у нас есть абсолютно либеральные вузы, которые готовят телевизионщиков, экономистов и…
Государство вместо воспитания патриотов воспитывало «государственных ублюдков». Собственно, об этом я прямо и сообщил Вячеславу Суркову, с которым мы, может, два раза в жизни виделись. Я сказал, что ваша государственная молодёжная политика дала абсолютно нулевой эффект. Я за четыре года на Донбассе не видел ни одного представителя «Молодой Гвардии», «Наших» и всех остальных. Просто ни одного! Они туда никогда в жизни не приезжали, не считая Потупчик, которая обхамила погибшего Моторолу, сказав, что «он просто ублюдок, и смерть – это лучшее, что я могу ему пожелать». И ещё ряд был этих упырей, которые сидели на всяких высших должностях. Вот как они себя ведут… Сурков сказал, что наша молодёжная политика имела безусловные минусы и, условно говоря, он сказал что-то вроде: «Нет причин для спора, я прекрасно понимаю, что правота где-то там, где вы находитесь»...
Взять русский рэп и его систему, но там абсолютно враждебная среда. Я, когда пытался проводить фестиваль на Донбассе, понял, что рэперы не хотят туда ехать категорически, и все основные персонажи, все главные рэп-сайты, где сотни и миллионы посещений – они управляются людьми, которым максимально чужды все мои убеждения. Они вообще в противоположной стороне, и они короли дискурса. Можно взять любую другую среду – там то же самое.
Условный «я» ещё умею писать, чтобы народ воспринимал меня как главного писателя России, да, но мне нужно, чтобы за моей спиной было ещё как минимум двадцать писателей, двадцать рэперов и двадцать журналистов, которые работают на сверхуровне и могут всё разрулить, сделать любой фестиваль, приехав в Сирию, в Донбасс или куда угодно.
Владимир Линдерман (лидер латвийского движения в защиту русскоязычных граждан, – прим.) пытался сделать какой-то движ по поводу запрета русского языка в Латвии и попросил меня найти рэперов, которые запишут песню в защиту русского языка – никто не согласился. Я обратился, и ни один не согласился. Вот! Мы можем что-то создать, но у нас нет молодых людей, которых воспитала бы наша среда, потому что в их среде, в которой они существуют – это просто зашквар, ни за какой русский язык заступаться просто нельзя.
http://worldcrisis.ru/crisis/3191544?utm_source=subscr&utm_medium=mail&utm_campaign=best

Собственно, об этом пишет Крылов, просто более развёрнуто и другими словами.
Tags: кремлядь, кремляне, россияне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment