dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

СиП о Кемерово и не только

Ольгинцы могут хоть ухрюкаться «У вас чуть что — Путин виноват!», но МЧС и его надзор-тушение прямо подчиняются Путину, Путин с 2016 года запретил проверки, и с Путина логично требовать ответ. Ну и с Тулеева — «Зимняя вишня» уже на этапе строительства была незаконно конвертирована из кондитерских цехов, там грубейшие нарушения закона были с первого же дня...
Поэтому психика Вострикова (вряд ли он сознательно продумывал решение) нашла отличный выход из ситуации — Востриков сосредоточился на поиске виновных в конкретных эпизодах трагедии: кто закрыл двери в кинозал, как работал тот или иной пожарный расчет, что делали охранники ТРЦ… И вроде получается, что ты Путина или хотя бы Тулеева больше не шатаешь (наоборот, это путинский СКР тебя пускает видеозаписи смотреть), но и мертвых родственников не предал, ищешь конкретных виновных, разбираешься в ходе событий. Правда, такой подход — все равно, что искать виновных в массовых убийствах в Освенциме, дотошно разбирая действия каждого охранника и хронологию работы каждой газовой камеры, не обращая внимания, что сам по себе Освенцим есть следствие конкретной государственной политики, проводимой высшим руководством Рейха. И что без этой конкретной политики, проводимой конкретными лидерами, ни охранники, ни газовые камеры никого бы не убили и даже не материализовались в реальности. Государственная политика фюрера в миллион раз важнее конкретных действий конкретного эсэсовца, это очевидно и ребенку.

В случае ТРЦ «Зимняя вишня» 5 лет работы без проверок и с нарушением всех возможных норм — это не случайность, не разгильдяйство и даже не коррупция. Это государственная политика, особенно показательная в свете того, что в 2009 году была уже трагедия в «Хромой лошади», после которой пошебуршали с проверками и опять затихли. В чем суть этой политики? В том, что надзорным органам объекты бизнеса отданы на кормление по принципу «заплатите друг другу денег, только меня не беспокойте». Реальная безопасность никого не интересует, важны лишь правильно заполненные документы. При этом требования надзорных ведомств зачастую прямо противоречат друг другу (пожарнадзор требует двери открывать, а Росгвардия — от террористов закрывать. До прорыва в области квантовой неопределенности установить одновременно открытые и закрытые двери невозможно), поэтому даже добросовестный бизнесмен не может их выполнить чисто физически. Отсюда взятки, отсюда «покупка услуг оптом» — раз уж тратишься на кормление пожарников, то зачем всерьез заниматься пожарной безопасностью, если и так всё подпишут?..

Отсюда и наша печаль, что Востриков решил под лупой рассмотреть каждый шаг эсэсовцев, а на Адольфа Гитлера и его политику внимания не обращать, предположив, что Освенцим образовался сам собой, от сырости. Но мы (и вы) не можем упрекать Вострикова: в 2011 году перед москвичами и гостями столицы встал аналогичный выбор. То ли штурмовать ЦИК, собравшись на Площади Революции, рискуя сесть в тюрьму или получить пулю в лоб (но зато и результат — отмена поддельных выборов и восстановление демократического устройства РФ — был бы реальным), то ли пройти на Болотную, покричать «Мы здесь власть! Мы придем еще!» и успокоиться, дескать, достаточно на сегодня демократию позащищали, пора бы и по барам-ресторанам.

Между актом сопротивления де-факто отменившему действие Конституции режиму и флеш-мобом со смешными плакатиками москвичи выбрали известно что. Привело это тоже известно к чему — 2018 год, очередной срок Путина только начался, в телевизоре соболезнуют не жертвам, а диктатору, половину нынешних диалогов в 2011-м даже представить было нельзя. Поэтому до тех пор, пока политически-активная публика (включая нас с вами — многие ходили на Болотную, ЦИК штурмовать не пошел никто) на очередной развилке между приятным решением и решением проблемы не выберет решение проблемы, критиковать Вострикова и ему подобных мы с вами не имеем права.

Он мог изменить судьбы тысяч ежегодно гибнущих на пожарах — но решил преследовать вахтеров. А мы с вами могли сделать так, что уже 6 лет действовали бы вообще другие надзорные нормы и «Зимней вишни» в принципе не случилось бы (а заодно десятки тысяч погибших на пожарах были бы живы) — но вместо этого выбрали тусовку на площади. Поэтому в рамках саморефлексии и правила «требовать в первую очередь с себя» тон этого текста про Вострикова не обвинительный, а оправдательный, «сами такие же».

Не знаю, тот или не тот народ, но мы с вами — плоть от плоти этого народа, и точно так же выбираем легкий путь, когда останавливаемся на развилке. И если настрой народа менять долго и хлопотно, то вот с самих себя начать вполне возможно.
https://sputnikipogrom.com/russia/83514/narod-ne-tot/

На шахте «Распадская», крупнейшей шахте в РФ, расположенной возле кузбасского города Междуреченск, в ночь с 8 на 9 мая 2010 года произошло два взрыва, из-за которых погиб 91 человек, еще 133 пострадали. Сразу после этого пошли сообщения о тотальных системных нарушениях правил техники безопасности, которые осуществлялись под контролем руководства и акционеров шахты (среди них был и Роман Абрамович) — например, заставляли отключать датчики уровня метана, чтобы не ограничивать работы и выдавать больше угля. В итоге горящую шахту просто затопили, потому что иначе потушить пожар было невозможно, и она восстановила работу только в 2013 году.

Но по горячим следам 14 мая состоялся митинг в Междуреченске, где собралось 3000 из 97 тысяч горожан. Протестующие требовали повышения зарплат и прекращения системной практики нарушения техники безопасности. После этого 200 участников митинга заблокировали железную дорогу «Новокузнецк — Абакан», около 20 поездов было остановлено. Тогда протестующих стал вытеснять ОМОН, спустя полтора часа столкновений 17 омоновцев оказались ранены, а 28 активистов — задержаны. После чего активистов объявили «лидерами преступных группировок Междуреченска». А по итогам расследования взрывов ни один миллиардер не пострадал (кроме как денежно — из-за падения курса акций и остановки работы шахты), в тюрьму попали только 2 человека — бывшие директор и заместитель главного инженера.

Еще 8 лет назад, когда речь шла о человеческих трагедиях, о катастрофе, вызванной системным пренебрежением к базовым правилам безопасности, жители Кузбасса даже сражались с ментами. И требования были совершенно конкретными: прекратить отключать датчики и т. п., повысить зарплату, посадить виновников взрывов. Никто не «задавал вопросы администрации».

Сейчас с определенными оговорками нет даже этого.
И снова можно провести параллель с Волоколамском. На выходных там прошли акции протеста, в которых планировали участвовать Алексей Навальный со сторонниками (не прошло и месяца с начала кризиса и двух недель с первого визита Ксении Собчак). Но москвичей просто не приняли: «Мы вне политики, нам не надо радикалов».

Безотносительно оценок личности Навального и его стратегии действий последних месяцев, хочется сказать вот что. Вообще-то именно это и есть политика, причем самый базовый ее уровень, времен полисов (политика — это от «полиса») античности или эпохи Возрождения. С решения полисных вопросов, вопросов организации жизни в городе всё и началось в Европе, а закончилось демократическими национальными государствами. А уж с решением вопросов о власти — вообще-то главу Волоколамского района заменили, в медиа обсуждается возможность отставки подмосковного губернатора — надо постараться, чтобы не замечать политическую составляющую. Но нет. «Не надо». Людям нутро отшибли. Политика — дело грязное, а мы — чистые, посидим еще на гигантской свалке в облаках газа.
https://sputnikipogrom.com/russia/83388/kemerovo-fire/
Tags: движуха, кремляне, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments