dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Categories:

Русский национализм против русского патриотизма. Автор текста: Константин Крылов.

Русский национализм как идеология, претендующая на выражение русских национальных интересов, появился сравнительно поздно. Исторически он является ответвлением традиционной русско-патриотической идеи, а содержательно — её отрицанием...
«Русское направление» в политике, литературе и публицистике имеет определённую репутацию. Сформировалась она ещё во времена полемик западников со славянофилами, а сейчас её можно считать устоявшейся. Итак. Считается — справедливо или нет, мы рассмотрим ниже, — что «русскость» в политике неразрывно связана с такими ценностными установками, как
1) антизападничество и антимодернизм, выражаемые в форме радикального неприятия «вестернизации» и «современности», часто подкрепляемого морализаторством и религиозной риторикой;
2) антидемократизм, неприятие политики как легальной борьбы интересов, демонстративное отвращение к «парламентской говорильне», «фарсу выборов» и «так называемым правам человека»;
3) антиконсьюмеризм, отвержение потребительства и стремления к материальному достатку, уравнительно-распределительные идеалы «для масс»...
Нетрудно заметить, что в подобной формулировке все эти ценности выглядят «отрицательными», начинающимися с «анти». Это не комильфо, поэтому «русская мысль» выработала свою специфическую терминологию. А именно: первая ценность из вышеперечисленных (особенно в сочетании с третьей) обычно именуется «духовностью», вторая — «державностью» (или «государственничеством»), третья — «общинностью» (а с добавлением первой — «соборностью»). Сейчас, правда, эти слова несколько затёрлись и вышли из моды. Зато в словаре русских патриотов появились «антиглобализм» и «суверенность» (первое плюс второе, в отрицательном и положительном ключе).

Если всё-таки попытаться обойтись без расплывчатых эвфемизмов, но при этом формулировать «патриотические» установки в позитивном ключе, мы получим: Единодушие, Единовластие, Единообразие. Именно эти ценности и стоят за отрицаниями.
Антидемократизм наших патриотов совершенно не подразумевает популярного в западных консервативных кругах аристократизма и культа «благородного сословия». Напротив, представителей «русского направления» отличает редкое отвращение ко всем проявлениям аристократического духа (даже когда они утверждают обратное). Это видно хотя бы по тому, что в этой среде отнюдь не приветствуется культ старой русской наследной аристократии (боярства), да и к дворянской России они относятся подозрительно. Любимые исторические фигуры для мыслителей и публицистов «русского направления» — это прежде всего истребители знати — откуда растут ноги у культа Ивана Грозного и Сталина. Чаемая ими иерархия — это иерархия начальников-назначенцев, слуг государевых, не имеющих никаких врождённых достоинств или наследственных прав, сословной гордости или длинной родословной, вообще ничего, кроме временно данной им власти. Все «князья» должны быть слеплены из грязи и только из грязи...

В настоящее время самым адекватным выражением патриотического дискурса стоит признать так называемое «имперство», то есть представление о том, что самым подходящим строем для России является автаркический автократический режим консервативно-социалистического типа, соединяющий в себе черты всех российских автократий, от Грозного до Сталина...

Остановимся на этом. И спросим себя: почему русский патриотизм приобрёл такую странную форму? Почему русские патриоты, по сути, отрицают базовые интересы того народа, именем которого они клянутся и за чьё счастье борются? Чтобы ответить на этот вопрос, напомню один распространённый в русских сказках сюжет. Какой-нибудь Иван Царевич идёт по лесу и натыкается, скажем, на медведя. Он может его убить и даже собирается это сделать, но мишка падает перед ним ниц и молит: «не губи меня, Иван, я тебе ещё пригожусь!» Иван убирает оружие — а мишка впоследствии отрабатывает верным служением. Если всё ещё непонятно, приведу пример из классики советского кинематографа. В знаменитом фильме «Белое солнце пустыни» красноармейцу Сухову предлагают — «тебя как, сразу кончить, или желаешь помучиться?» На что Сухов отвечает — «лучше, конечно, помучиться».

Я уйду от вопроса, почему и как случилось, что российское государство — и более того, Россия как таковая — воспринимается русским народом именно как «человек с ружьём», который предлагает выбирать между «умереть» или «помучиться». Факт тот, что такое восприятие является определяющим для нашего внутреннего мироощущения. Соответственно, появились и идеологии, которые выражают готовность умереть или готовность помучиться.

Первая ведёт своё начало от «западников» и сейчас развилась до россиянского «либерализма». Вторая — это «русский патриотизм» в описанном выше виде...

Теперь ответим на простой вопрос: отвечает ли такая форма патриотизма интересам русского народа? Если принять, что единственной альтернативой является уничтожение русских как народа, то да: «лучше такая жизнь, чем никакая». Если же считать, что есть и другие варианты — например, отобрать у мучителя «вертикалку», сломать о колено и уйти на волю, то ситуация меняется. Появляется шанс на настоящую жизнь.

Националисты — это те, кто стремится на волю. И считают, что рискнуть — стоит.
http://sputnikipogrom.com/nationalism/63049/nationalism-vs-patriotism/
Tags: движуха, национализм, патриотизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments