dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

О свободе торговли на примере Англии

Логика экономических санкций проста: свобода торговли и свободные рынки обеспечивают рост экономики (а значит, и политическую поддержку власти), напротив, ограничения этих свобод душат экономический рост (а значит, размывают поддержку правительства). Такой акцент на свободу торговли и рынков был центральным догматом в британской классической экономической науке XIX века. Он остается ключевым и для доминирующей сегодня неоклассической школы, чьи принципы выражены в так называемом «Вашингтонском консенсусе», принятом многими странами мира по рекомендации Международного валютного фонда. Согласно этим принципам, для развития экономики нужны — дерегулирование, открытие рынков, либерализация и приватизация.

Но данная теория фундаментально ошибочна. Ни одна экономическая держава не создавалась с опорой исключительно на политику laissez-faire (т.е. невмешательства государства в экономику). К примеру, экономический подъем Великобритании во многом стал результатом стратегического планирования, промышленной политики, а также тарифов и нетарифных торговых барьеров.

Промышленные достижения Великобритания начались с текстильной отрасли. Лидеры страны пришли к выводу, что экспорта сырья (в основном шерсти) недостаточно для стимулирования экономического развития. Для этого Англии надо было подняться вверх по лестнице добавленной стоимости, импортируя сырье и экспортируя готовую продукцию.

По этой причине власти Англии разработали промышленную политику, следствием которой стало привлечение фламандских ткачей в британские фирмы для передачи ноу-хау. Более того, английские власти воздвигли торговые барьеры: из-за запрета экспорта необработанной шерсти и импорта готовых шерстяных изделий индийский текстиль, который зачастую был лучшего качества и дешевле, не мог конкурировать с местной продукцией. Они также приняли законодательство о навигации, которое запрещало доступ иностранных судов в британские порты, и даже издали стимулирующий спрос закон, который обязывал хоронить мертвых в шерстяных саванах. В конце концов, механизация текстильной отрасли привела к Промышленной революции, а массовое производство и экспорт способствовали строительству крупнейшего в мире морского флота.

Еще в середине XIX века немецкий экономист Фридрих Лист подчеркивал ту роль, которую подобные меры сыграли в развитии Британии. В соответствии с его рекомендациями Соединенные Штаты, Германия и Япония проводили разумную промышленную политику и использовали торговый протекционизм, одновременно активно работая над поддержкой зарождающихся отраслей экономики. Эта стратегия помогла им развиваться быстрее и даже обогнать Великобританию.

Торговые ограничения также доказали свою эффективность в стимулировании экономического роста: в 1812 году, когда Великобритания объявила войну США и ввела торговое эмбарго, импортозамещение вызвало расцвет американской промышленности. После отмены эмбарго и снижения торговых тарифов, рост американского производства приостановился — вплоть до 1828 года, когда установление новых тарифов Британией вновь помогло подъему промышленности США. Точно так же, во время Первой мировой войны британское торговое эмбарго стало стимулом для развития немецких высокотехнологичных отраслей из-за необходимости замены импортной продукции.

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20151015/230849757.html#ixzz3ogsJzmZ5
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
Tags: свобода торговли
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments