dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Миф о неопровержимых доказательствах: все субъективно?

Экспертиза ДНК, отпечатки пальцев, анализ волос – эти данные могут показаться неопровержимыми свидетельствами вины или невиновности, но предвзятый подход того или иного ученого-криминалиста приводит к различным истолкованиям улик. Как рассказывает корреспондент BBC Future, в современной криминалистике налицо системный кризис...
Рассмотрим такой случай. В декабре 2009 года Дональд Гейтс покинул тюрьму в штате Аризона с 75 долларами в кармане и билетом на автобус до Огайо. Отсидев 28 лет за изнасилование и убийство, которых он не совершал, Гейтс наконец стал свободным человеком. Криминалистическим методом, с помощью которого он был отправлен за решетку, был микроскопический анализ волос...
Когда Гейтс предстал перед судом в 1982 году, эксперт-криминалист из ФБР, некий Майкл Мэлоун, дал показания о том, что волосы, найденные на теле жертвы (студентки Джорджтаунского университета по имени Кэтрин Шиллинг), совпадают с волосами подсудимого. Как добавил Мэлоун, вероятность того, что волосы принадлежать кому-то другому – один к 10000...
Дональд Гейтс в конечном итоге был реабилитирован, когда анализ ДНК показал, что злополучные волосы ему все же не принадлежали. Вскоре последовали два аналогичных оправдательных решения. Следствием этих оправданий стало то, что ФБР запустило сейчас процесс пересмотра нескольких тысяч дел, в ходе расследования которых эксперты могли дать показания, вводящие в заблуждение следствие и суд. В апреле Бюро объявило, что уже пересмотрело 268 дел, доведенных до суда. В 96% из них были обнаружены недействительные научные данные и другие ошибки, допущенные агентами ФБР. Из числа осужденных по этим делам 33-м были вынесены смертные приговоры, девять из которых уже приведены в исполнение...
Даже такие заслуживающие доверия улики, как анализ отпечатков пальцев, и те не безупречны. Как показали исследования, один и тот же эксперт, анализирующий отпечатки пальцев, может прийти к различным заключениям по поводу одних и тех же отпечатков в зависимости от контекста, в котором они представлены в деле...
"Свидетельские показания, построенные на ошибочных результатах судебной экспертизы, могли привести к неправомерному осуждению невинных людей, - говорится в докладе. – Во многих дисциплинах профессионалам криминалистической науки еще только предстоит доказать либо обоснованность их подходов, либо точность их выводов"...
В 2010 году, когда я работала в качестве репортера в журнале New Scientist, мы с Итиелем Дрором из Университетского колледжа Лондона и Грегом Хампикяном из Университета штата Айдахо в Бойсе решили совместными усилиями проверить идею объективности анализа ДНК.
Мы взяли улики – материал ДНК – из одного реального уголовного дела о групповом изнасиловании в штате Джорджия, США и передали их 17 опытным экспертам, работающим в одной и той же американской лаборатории, имеющей государственную аккредитацию.
В исходном варианте двое экспертов из Бюро расследований штата Джорджия пришли к заключению, что мужчина, который в конечном итоге был признан виновным в совершении преступления и осужден, некий Керри Робинсон, "не мог быть исключен" из числа подозреваемых на основании анализа материала, изъятого с места преступления. Вывод был основан на его ДНК-профиле. Однако когда мы предъявили тот же образец нашим 17 экспертам, они пришли к совершенно различным заключениям. Только один из них согласился с тем, что Робинсон "не может быть исключен". Четверо экспертов сказали, что данные неполные, а 12 человек решили, что он может быть исключен...
Что в действительности необходимо, так это дополнительные защитные механизмы, способные оградить экспертов-криминалистов от не относящейся к делу информации, которая может склонить их к неверному заключению.
Первый шаг, ведущий к этому, заключается в том, чтобы им не предоставлялась информация, не имеющая отношения к существу дела. Например, им не следует знать, что свидетели привязали подозреваемого к месту преступления или что он уже раньше был признан виновным в совершении похожих преступлений.
Вторая мера предосторожности состоит в том, чтобы предоставлять релевантную информацию последовательно и только тогда, когда она необходима. "Мы должны предоставлять им ту информацию, которая им необходима для выполнения их работы, и тогда, когда они в ней нуждаются. Но мы не должны давать лишнюю информацию, не относящуюся к тому, что они делают, и которая может повлиять на их восприятие и суждение", - говорит Дрор...
http://www.bbc.co.uk/russian/science/2015/05/150525_vert_fut_can_we_trust_forensic_science
Tags: наука, преступность, суд
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments