dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Как выглядит "Путин слил" на дипломатическом языке

Лавров: Мы исходим из того, что Украина — наш ближайший сосед. Народ нам братский, и мы очень хотим, чтобы на наших ближайших рубежах людям, к которым мы очень хорошо относимся, жилось хорошо. И для того чтобы это произошло, Украина должна оставаться единой.

Мы хотим, чтобы на Украине был мир и покой. Для этого нужно сохранить Украину единой, не позволить ее растащить по кускам. А такие настроения уже высказывают и кое-где в Европе. В странах, которые уступили в свое время по итогам Второй мировой войны часть своих территорий украинскому нынешнему государству.

Симоньян: Польша?

Лавров: Не только. И там живут меньшинства, там же не только русские в большом количестве составляют часть украинского народа. Там есть и венгры, поляки, румыны, чехи, словаки. И для того чтобы сохранить эту страну стабильной, чтобы сохранить ее дружественной и по отношению к нам, и по отношению к Европе, ни в коем случае нельзя ее раздирать на части. А для этого надо отказаться от упертости в отношении обязательно сохранения Украины унитарной. О чем опять заявляют и президент Порошенко, и министры правительства Украины. Отказаться от того, что они называют украинизацией. Они грозятся всех украинизировать. Имея в виду в том числе и ДНР, и ЛНР. Именно для того чтобы этого не происходило, чтобы Украина осталась единой и чтобы не было попыток всех загнать в одно прокрустово ложе такой националистической идеологии, мы добивались заключения Минских соглашений. В итоге добились. Там написано, что необходимо сделать децентрализацию, необходимо осуществить конституционную реформу с участием и по согласованию с ДНР и ЛНР. В наших интересах не растаскивать Украину, в наших интересах сохранить ее нейтральной, прежде всего нейтральной в военно-политическом смысле. Потому что раскол ее означает только одно: что тут же западные страны с европейской стороны, с НАТОвской стороны будут попытки сделать Украину антироссийской.

Лавров: Понимаете, беда в этом плане заключается в следующем. Я упоминал уже, что накануне госпереворота были телефонные контакты между Обамой и Путиным. Обама просил убедить Януковича не вводить армию — он и не собирался этого делать, между прочим. Путин сказал: «Хорошо, мы будем делать все, чтобы ситуацию успокоить, мы поддерживаем это соглашение». Хотя это соглашение, по сути, является актом капитуляции законно избранного президента. Ну хорошо, ради стабильности на Украине мы его собираемся поддержать. «Но я тебя, Барак, прошу, — сказал Путин, — вы повлияйте на оппозицию, чтобы она тоже не хулиганила и не сорвала этот процесс и не прибегала к насильственным действиям», потому что тогда уже была масса случаев, когда и снайперы стреляли, и поджигали здания «Партии регионов». И Барак пообещал, а утром произошел переворот. И никто из США просто не позвонил не сказал: «Вы знаете, да, я помню, мы договорились, что ни те, ни другие не будут безобразничать, но вот не получилось», — хотя бы так сказать.

Лавров: Бессмысленно. То же самое произошло, когда мы собрались в женевском формате: Керри, Эштон, Дещица и Лавров. И мы там приняли заявление, в котором содержался пункт о немедленном начале конституционной реформы через диалог с участием всех регионов и всех политических сил. Под этим подписался Керри. Когда я ему через месяц напомнил об этом, он сказал: «Да-да, это очень важно, мы продолжаем на них оказывать воздействие». Когда я ему сейчас об этом напоминаю, он говорит: «Ну что ты…» И напоминаю про госперевороты, про разговор с Обамой и про женевское заявление от 17-го апреля прошлого года, он говорит: «Слушай, это уже было давно. Надо сейчас разруливать ситуацию».

Венедиктов: Так они не говорят — Путин и Обама, не говорят!

Лавров: Я не об этом говорю. Я говорю о том, что они говорят: «Ну что ты! Кто старое помянет, тому глаз вон». Но сегодняшнее-то — оно производное от старого, от того, что не заставили выполнить украинцев обязательства от 21-го февраля — создать правительство национального единства. Дали им возможность захватить власть и создать правительство победителей.

Лавров: Почему вы это называете жалобы? Вы меня спросили, как мы относимся к ситуации. Я вам отвечаю, что с терроризмом борются неправильно наши партнеры. И привожу примеры. Какие же это жалобы?
Доренко: Инициатива в мире — это важный аспект. У нас нет инициативы. В Йемене нет, в Сирии нет. Сегодня нет. Была, но ее больше нет. В Ливии не было, на Украине нет. Мы все время говорим: они нарушили, они сделали это. Знаете, мы все время говорим как изнасилованная дурочка. Да, изнасилованная деревенская дурочка.

Лавров: Ну почему обязательно дурочка?

Update 1:

Госсекретарь США Джон Керри заявил, что Россия прикладывает недостаточно усилий для реализации минских соглашений по Украине, сообщает Agence France-Presse. В связи с этим, по его словам, вопрос о снятии санкций не рассматривается.

«В данный момент желание российской стороны о снятии каких-либо санкций остается недостижимым», — цитирует ТАСС госсекретаря. При этом, как передает Reuters, Керри заявил, что «необходимо продолжать оказывать давление» на Россию...

Update 2: <lj-cut>
Ольшанский в ФБ
ДУСЯ, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ

Некоторые удивляются насчет того, что министр Лавров, с его фирменным "мы будем жаловаться на плохих американцев в Спортлото и Лигу Сексуальных Реформ, мы это так не оставим!" - смотрится как-то жалко.
Смотрится, может быть, даже хуже, чем Козырев из девяностых, потому что у Козырева была хотя бы крепкая романтическая вера в прекрасную заграницу, а здесь перед нами просто униженный и беспомощный человек.
Но тут вот какое дело.
Представьте, что вы любите Дусю.
Сильно любите. Очень сильно.
А Дуся вас - ну как-то не очень.
Стерва она та еще, Дуся, честно говоря.
И что же, от того, что эта ваша Дуся в ответ на цветы - которые вы ей, встав на одно колено, преподнесли, - сказала вам глупость какую-то и ушла - вы ее сможете разлюбить?
Ну конечно же нет, не сможете.
Вы придете к ней снова.
И снова.
И снова.
У вас просто нет другого выхода. На каком-то биохимическом уровне, если угодно, нет выхода - вы уже слишком к ней привязаны, поздно.
Так что вы обречены ее штурмовать, и не слишком смущаться позором и провалом.
Вот так и с Лавровым. Так и с Российской Федерацией.
Люди любят деньги.
Огромные, глобальные, корпоративные деньги - и весь тот мир статусного потребления и тщеславия, который за ними стоит.
А эти деньги их... ну, как-то не очень. Нос воротят от них.
- Вы это, - говорят им глобальные деньги, зевая, - демократию у себя чего-то не очень... Ну или вот еще, Украину вы обижаете!
Короче, вы плохие, говорят им глобальные деньги.
И что теперь?
Лаврову - и всем остальным - нужно прожить другую жизнь?
Обзавестись представлениями о мире, как у ополченца с огромной бородой и позывным "Прапор", который, говорят, с криком "За Родину! За Сталина!" украинцев атаковал?
Детей забрать обратно из Нью-Йорка и Женевы?
Вернуть назад швейцарские часы и вложить деньги в часовой завод здесь, который к тому же давно снесли и построили ресторан и фитнесс-центр?
Они не хотят.
Да и не могут.
Поэтому сколько бы ни валилось на них с Запада унижений, ругани, санкций, разоблачений, подлого третирования великой страны как какой-нибудь Гватемалы (прости, Гватемала!) - они обречены повторять одно и то же, одно и то же.
Давайте мириться, дорогие международные партнеры.
Мы глубоко возмущены действиями Америки и обязательно напишем об этом в Спортлото.
Мы готовы вложить столько миллиардов в экономику Америки и Европы, сколько понадобится, чтобы нам в лицо перестали мочиться. Ой, что это течет такое теплое?
Нам нужен мир, взаимопонимание и переговоры.
Дуся, я тебя люблю!

Tags: кремляне, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments