dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Как дипломатия США превратила Россию из потенциального союзника в стратегического противника

Усилия наших предшественников по созданию стабильной системы указывают на то, что это отнюдь не простая задача. Отчасти причина состоит в том, что дипломатические цели расширения своего могущества и стабильности системы не всегда совместимы друг с другом...
Если крупная держава считает, что окажется в крайне невыгодном положении в результате появления такой новой системы, она будет считать эту систему нелегитимной и постарается ее ослабить. Победившие страны первоначально исключили Францию из переговоров на Венском конгрессе 1815 года. Французский министр иностранных дел Талейран сказал им, что лишь Франция может придать результатам конгресса самое необходимое качество — легитимность... Францию подключили к переговорам, и она поддержала результаты работы Венского конгресса, что, как всем известно, привело к самому длительному периоду относительного мира и спокойствия за всю историю европейской государственной системы...
Есть и другой подход, которым воспользовались французы после Первой мировой войны. Это попытка совместить усиление своего могущества и укрепление стабильности системы путем полного разрушения, ослабления или ликвидации проигравшего государства...
Договоренности о мирном окончании холодной войны были великим достижением дипломатии. Но прошло чуть больше 20 лет, и мы видим, что дипломатия в период после холодной войны не смогла создать стабильную международную систему...
Американскую дипломатию в этот период преимущественно интересовали два вопроса: обеспечение надежной ядерной стабильности на более низком уровне и получение согласия от Советов на сохранение объединенной Германии в составе НАТО. Соединенные Штаты добились этих целей, главным образом, в процессе переговоров, на которых основные уступки сделала советская сторона...
Соединенные Штаты в ответ прикарманили все уступки по важнейшим вопросам дипломатической повестки. Они практически вывели из переговорного процесса вопрос о роли Советского Союза (а позднее России) в той новой системе, которая приобретала свои очертания. Наверное, отчасти это было сделано непреднамеренно, а отчасти специально...
1990-е годы почти неизбежно должны были вызвать в России разочарование разворотом в сторону Запада. Ожидания у русских были чрезмерно завышенными, и в какой-то момент они не могли не потребовать переоценки,.. Американская дипломатия не могла определить, что может получиться из такой переоценки, но она могла повлиять на нее. К сожалению, наша дипломатия повлияла на нее так, что Россия пошла в нежелательном направлении...
Этот дипломатический провал произошел на нескольких направлениях. Во-первых, наши примитивные представления о политической культуре России породили неумеренно оптимистичные взгляды на то, что происходило в то время в России. Там, где мы видели ростки джефферсоновской демократии и свободного рынка, русские видели социальный хаос и экономический крах...
Во-вторых, почти все 90-е годы мы рассказывали русским, каковы должны быть их интересы, но не прислушивались к ним. Это происходило и в малом, и в большом. Но в основном это касалось расширения НАТО...
В-третьих, мы бросали им ошметки, ожидая, что они примут их за филе. Мы пригласили русских к символическому, но не к реальному участию в избранных западных институтах. Похоже, мы поверили, что они не увидят разницы. Мы умудрялись одновременно совершать дипломатические просчеты, заблуждаться и оскорблять русских.
И наконец, вместо работы над согласованием приемлемых принципов, мы действовали, исходя из краткосрочных и корыстных интересов. Наш принцип в вопросе членства в НАТО, что претендовать на него может каждый, на самом деле означал, что членство возможно для кого угодно, но только не для России. Мы избирательно применяли принципы территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела и самоопределения, делая это так, что русские увидели в этом ущемление своих интересов. Право Косова на самоопределение было главнее права Сербии на территориальную целостность, однако право Грузии на территориальную целостность оказалось главнее права Абхазии на самоопределение...
В конце холодной войны Россия стремилась и очень хотела войти в состав новой международной системы, которая рождалась в то время...
Во взаимоотношениях с позиции силы одна сторона обладает всей полнотой власти, а другая вообще ее не имеет. У русских не было никаких стимулов продолжать такие взаимоотношения, укоренившиеся в системе, для подрыва которой у них было множество причин...
Рэймонд Смит проработал почти 25 лет на американской дипломатической службе, проведя шесть лет в Москве. Он автор книг «Negotiating with the Soviets» (Переговоры с Советами) и «The Craft of Political Analysis for Diplomats» (Искусство политического анализа для дипломатов).

Оригинал публикации: From Da to Nyet: How U.S. Diplomacy Helped Transform Russia from Potential

http://inosmi.ru/politic/20141210/224822506.html
Tags: переговоры, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments