dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Про Украину в составе ЕС. Для медленного чтения.

Брюссель, ресторан L’Ecailler du Palais Royal, 30 мая 2012 года, 19.00
. . .
За два месяца до этого Европейский Союз и Украина официально одобрили договор об ассоциации Украина-Евросоюз. Брюссель начал прокладывать путь для своего «Восточного партнерства» за четыре года до описываемых событий. Это партнерство предусматривает установление тесных политических и экономических связей между Евросоюзом и шестью бывшими советским республиками в Восточной Европе и на Кавказе. Подобное соглашение, по сути, рассматривалось как утешительный приз для стран, которые вряд ли могут в обозримом будущем претендовать на членство в Европейском Союзе.

Как и многие другие вещи в Евросоюзе, «Восточное партнерство» также представляет собой компромисс. Восточные европейцы, особенно поляки, хотели бы предоставить Украине полное членство. По крайней мере они хотят иметь своего рода буфер между своими странами и Москвой. Однако южные европейцы и западные европейцы не заинтересованы в дополнительном раунде расширения...

Берлин, Ведомство федерального канцлера, Весна 2012 года

В ту весну федеральный канцлер Германии Меркель была озабочена Тимошенко, а не Россией. Меркель позвонила украинскому президенту, находившемуся в Ялте, в Крыму. Это было незадолго до начала Чемпионата Европы по футболу, проводившегося тогда на территории Польши и Украины. В апреле президент Германии Йоахим Гаук (Joachim Gauck) уже отказался от участия во встрече глав центрально-европейских государств в Крыму из-за ареста Тимошенко, а теперь позвонила Меркель, которая пыталась убедить Януковича ее отпустить. В начале разговора украинский президент попытался очаровать Меркель. «Вы хорошо говорите по-русски, давайте поговорим без переводчика», — предложил он. Однако Меркель его остановила. Она говорила с президентом Украины так, как будто он был ребенком. «Я хочу помочь, — сказала она, — но для этого вы должны освободить Юлию Тимошенко»...

«Одна страна не может быть одновременно членом таможенного союза и частью глубокой общей зоны свободной торговли с Европейским Союзом», — отметил президент Еврокомиссии 25 февраля. Он сказал, что Киев должен решить, по какому пути он намерен пойти. Послание было ясным: Киев должен был выбирать между Брюсселем и Москвой...

Киев, гостиница Premier Palace 27 июля 2013 года
. . .
Перед своей речью Путин примерно полчаса говорил с Януковичем в Президентском дворце, и украинский президент после этой беседы был заметно взволнован. Состоявшаяся беседа фундаментально изменила позицию России по отношению к Киеву. До этого момента официальные лица в Москве не верили в то, что соглашение об ассоциации с Брюсселем на самом деле будет подписано. Общее мнение в российской столице было таково, что Евросоюз будет настаивать на освобождении Тимошенко и что Янукович никогда не сможет провести все те неудобные реформы, на которых настаивает Брюссель.

Но теперь Путин понял, что Янукович действительно не исключает возможность подписания соглашения с ЕС.
...
Берлин, офис Немецкой консультационной группы, 20 сентября 2013 года
Берлинские экономисты проводили подсчеты в течение двух недель, и, наконец, они получили те решающие данные, которые ожидало правительство Януковича...
В этом докладе содержался ответ на вопрос о том, во что обойдутся Украине возможные ограничения в торговле со стороны России...
«Украинский экспорт в Россию сократится на 17% или на 3 миллиарда долларов в год». Там также содержались серьезные цифры, данные из Германии, которые свидетельствовали о том, что именно Украина будет вынуждена принести в жертву ради более тесных отношений с Евросоюзом. А не должен ли Киев получить компенсацию за подобного рода жертвы? Или кредит от МВФ?
. . .
Вашингтон, штаб-квартира Международного валютного фонда, 14 октября 2013 года
. . .
К этому времени украинцам стало ясно, что соглашение может быть подписано лишь в том случае, если МВФ предоставит Украине многомиллиардный кредит... МВФ назвал еще весной свои условия, который Киев считал неприемлемыми. Они включали в себя положение о том, что субсидированная цена на природный газ должна быть повышена на 40%, а украинская валюта гривна должна быть девальвирована на 25%. Для Януковича, который готовился принять участие в выборах в 2015 году, подобные шаги были бы политическим самоубийством. Вместе с тем у украинцев сложилось впечатление, что МВФ готов вести переговоры...

Брюссель, Офис комиссара по расширению, 17 октября 2013 года
. . .
Вскоре после своего визита в МВФ Арбузов направился в Брюссель для того, чтобы представить комиссару по расширению Фюле данные, переданные Немецкой консультативной группой. Он считал, что эти цифры говорят сами за себя, однако Фюле не отнесся к ним серьезно. «Вы просите провести подсчет того, что случится с украинской экономикой в случае падения метеорита?» — самодовольно спросил он...

Берлин, Министерство иностранных дел, 17 октября 2013 года
. . .
Посол Украины в Брюсселе Константин Елисеев направился «со специальной миссией» по тем странам-членам Европейского Союза, которые украинцы между собой называли «проблематичными столицами». Учитывая остроту ситуации, он хотел переубедить европейцев и заставить их отказаться от требований об освобождении Тимошенко...
Когда украинский посол попытался объяснить позицию Украины, Хабер прервала его и сказала: «Ваше превосходительство, нам известны все ваши аргументы», и добавила, что нет необходимости их обсуждать, пока Тимошенко остается за решеткой. Елисеев призвал Хабер к тому, чтобы она не фокусировала свое внимание на Тимошенко, но никакого результата он не добился...

Берлин, Бундестаг, 18 ноября 2013 года

За десять дней до своей поездки в Вильнюс Меркель выступила с правительственным заявлением по поводу приближавшегося саммита. «Страны сами должны определять свое будущее», — сказала Меркель и добавила, что она «много раз поднимала этот вопрос» в беседах с Владимиром Путиным. Однако реальность выглядела иначе, и Киев уже давно потерял способность принимать решения независимо от Москвы. Однако Меркель продолжала концентрировать свое внимание на символическом значении дела Тимошенко, а также на «демократии, верховенстве закона и гражданских свободах»...

Вашингтон, округ Колумбия, штаб-квартира МВФ, 19 ноября 2013 года
Наконец, МВФ подготовил ответ Арбузову, первому вице-премьеру Украины, — это была реакция на то предложение, которое Арбузов передал месяцем ранее...
«Дорогой г-н Арбузов, — написал Могдахам с плохо скрываемым снисхождением, — благодарю вас за предоставление нам последних предложений украинских властей, которые могут быть поддержаны с помощью соглашения о резервном кредитовании с МВФ». Этот фонд, написал он в пренебрежительном тоне, с удовлетворением узнал о том, что правительство Украины признало необходимость изменения курса. Однако Могхадаму хватило всего одного предложения для того, чтобы уничтожить все предложения Киева. «На наш взгляд, эти предложения в целом еще недостаточно решительны и всеобъемлющими для того поворота, который является необходимым для сокращения экономических диспропорций Украины», — подчеркнул он.

Киев, Президентский дворец, 19 ноября 2013 года
. . .
Фюле не мог поверить в то, что он услышал. «Но, г-н президент, вы были губернатором, вы были премьер-министром, вы уже несколько лет являетесь президентом. Разумеется, вы последний человек, которому нужно рассказывать об уровне кооперации, о связях и взаимозависимости украинской и российской экономик. Нет необходимости говорить о том, что соглашение об ассоциации не будет иметь никакого негативного влияния на это», — сказал Фюле.

«Однако наши эксперты подсчитали, сколько это будет стоить», — сказал Янукович. «Какие эксперты», — спросил Фюле. Украинский президент проинформировал пораженного гостя о размерах ущерба, которые якобы понесет Украина в том случае, если она подпишет соглашение с Евросоюзом...
«Штефан, вы будете нам помогать, если мы подпишем», — спросил Янукович. Фюле был весьма озадачен. «Извини, мы не МВФ. Откуда взялись эти цифры? — спросил он, наконец. Я впервые о них слышу». Это секретные сведения, ответил Янукович. «Ты можешь себе представить, что произойдет, если наши люди узнают об этих цифрах, если они узнают, сколько будет стоить для нашей страны сближение с Евросоюзом?»
. . .
Киев, резиденция вице-премьера, 20 ноября 2013 года

Вице-премьер Арбузов и его советники изучали письмо, полученное ими от МВФ, и в тот момент они еще не знали о том, что переговоры находятся на грани провала. Внутри правительства в Киеве Арбузов в течение многих месяцев рекламировал Европу и выступал против пророссийской группировки в окружении премьер-министра Николая Азарова, и теперь он выглядел дураком. Каждое прочитанное предложение он воспринимал как личное оскорбление. Кроме того, директор Европейского департамента МВФ неправильно назвал должность вице-премьера Украины. Арбузов прекрасно понимал, что его оппоненты набросятся на него на следующем заседании кабинета министров...

Вена, президентский номер в отеле Sacher, 21 ноября 2013 года, 19:30
. . .
«Пожалуйста, поймите меня. Я просто не могу сейчас его подписать, — сказал Янукович. — Я должен в срочном порядке повернуться к Москве, но я хочу сохранить двери в Европу открытыми. Пожалуйста, не считайте это отказом от Европы».

Два президента разговаривали почти до полуночи, и при этом в течение продолжавшейся больше четырех часов беседы говорил преимущественно Янукович. В официальной записке о встрече, составленной позднее одним из сотрудников секретариата Фишера, упоминается о многословных объяснениях Януковича: «Его замечание постоянно перемежались или прерывались очень длинными и подробными комментариями по поводу исторических и политических событий последних 20 лет», — отмечается в записке...

Вильнюс, отель Кемпински, 28 ноября 2013 года, с 18:30 до 20:30
. . .
Приветствия были короткими, и роли теперь поменялись. На этот раз Евросоюз хотел что-то получить, а именно — подпись Януковича.

Баррозу явно нервничал. Украинская экономика, сказал он, значительно выиграет в долгосрочной перспективе от более близких связей с Европейским Союзом. «Польша и Украина имели примерно один и тот же уровень валового внутреннего продукта, когда была разрушена Берлинская стена. Сегодня ВВП Польши примерно в три раза больше», — сказал он. А затем последовал тот самый «смелый шахматный ход», о котором говорили ранее. Баррозу сказал, что Брюссель хочет отказаться от требования об освобождении Тимошенко.

Янукович был ошеломлен. Разве Брюссель не понимает, что другие вопросы уже давно стали более важными?
. . .
В своей речи в Берлине в декабре прошлого года Франк-Вальтер Штайнмайер, отмечая начало своей работы в качестве министра иностранных дел, сказал: «Мы должны спросить себя... не упустили ли мы из виду тот факт, что для этой страны слишком тяжелая задача — выбирать между Европой и Россией». Фюле также убежден в том, что Евросоюз поставил Украину перед невозможным выбором. «Мы, по сути, говорили Украине: «Вы знаете, ребята, жаль, что у вас такое географическое положение, но вы не можете пойти на восток и вы не можете пойти на запад», — сказал он.
. . .
Спустя четыре месяца после саммита в Вильнюсе политическая часть соглашения об ассоциации между Брюсселем и Киевом была, наконец, подписана, тогда как подписание экономической части состоится еще через три месяца. Вместе с тем Украина вынуждена заплатить огромную цену за эту отсрочку. И на этот раз Россия получила право голоса. 2370 вопросов должны быть решены с Москвой, прежде чем это соглашение вступит в силу. Можно с уверенностью говорить о том, что на это потребуются годы — и это последняя общая тема, которую еще продолжают обсуждать Москва и Евросоюз.

Оригинал публикации: Summit of Failure: How the EU Lost Russia over Ukraine

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20141129/224562634.html
Tags: ЕС, МВФ, Тимошенко, Украина, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments