dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Что Запад на самом деле говорил Москве об экспансии НАТО

Сейчас, когда рассекречивается все больше документов 1989-1990 годов, у историков появилась возможность пролить новый свет на эту проблему. Новые свидетельства демонстрируют, что, наперекор укоренившемуся в Вашингтоне мнению, вопрос о будущем НАТО не только в Восточной Германии, но и в Восточной Европе был поднят еще в феврале 1990 года — вскоре после падения Берлинской стены. Тогда американские дипломаты, тесно сотрудничавшие с лидерами Западной Германии, намекали Москве на переговорах, что альянс не будет охватывать даже восточную половину будущей объединенной Германии.
Документы также показывают, что Соединенные Штаты с помощью Западной Германии вскоре заставили Горбачева согласиться на объединение Германии, не дав ему при этом никаких письменных обещаний о будущих планах альянса...

Через три дня Бейкер обсуждал НАТО в Москве напрямую с Горбачевым. В ходе этой встречи Бейкер от руки записывал собственные ремарки, помечая ключевые слова звездочками: «Конечный результат: Объединенная Гер. в *измененной (полит.) НАТО — *юрис. которой не будет продвигаться на *восток!» Записи Бейкера были на тот момент, по-видимому, единственным документом, в котором были зафиксированы такие гарантии...
К счастью для будущих историков, Геншер и Коль вскоре должны были тоже посетить Москву, и поэтому Бейкер оставил у западногерманского посла в Советском Союзе секретное письмо для Коля, сохранившееся в немецких архивах. В нем госсекретарь рассказывал, что он задал Горбачеву ключевой вопрос: «Что вы предпочли бы видеть: единую Германию — независимую, вне НАТО и без американских войск на территории, или единую Германию, привязанную к НАТО, с гарантиями, что юрисдикция альянса не сдвинется на восток ни на дюйм по сравнению с настоящим моментом». Первый вариант — с ничем не сдерживаемой Германией — был сформулирован максимально непривлекательным для Горбачева образом...
Коль, которому 10 февраля 1990 года предстояла встреча с Горбачевым, оказался в сложном положении. Он получил два письма — одно от Буша перед вылетом в Советский Союз, а второе от Бейкера после прилета — с разными позициями по одному и тому же вопросу. Письмо Буша предполагало, что граница НАТО начнет продвигаться на восток, письмо Бейкера — что не начнет.
Согласно записям из архивов администрации Коля, канцлер предпочел позицию Бейкера позиции Буша, так как более мягкий вариант с большей вероятностью мог обеспечить нужный Колю результат: начало объединения Германии. Таким образом, Коль заверил Горбачева, что «НАТО, естественно, не сможет распространять свою юрисдикцию на территорию нынешней Восточной Германии». В ходе параллельных переговоров Геншер говорил о том же самом со своим советским коллегой Эдуардом Шеварднадзе: «Для нас очевидно, что НАТО не будет расширяться на восток».
Как и на встрече с Бейкером, никаких письменных соглашений заключено не было. Однако выслушав все эти заверения, Горбачев дал Западной Германии, как позднее выразился Коль, «зеленый свет»...
Однако вскоре западные политики стали считать формулировку Коля недопустимой. Вернувшись в Вашингтон, Бейкер уже к середине февраля перешел на позиции Совета по национальной безопасности. В дальнейшем команда Буша дисциплинированно молчала о сохранении НАТО в границах 1989 года.
Коль тоже скорректировал свою риторику, переняв курс Буша. На это указывают обе стенограммы — и западногерманская, и американская — встречи двух лидеров в Кэмп-Дэвиде, состоявшейся 24–25 февраля. Буш ясно дал понять Колю, что он думает о компромиссах с Москвой. «К черту все это! — сказал он. — Мы выиграли, они проиграли. Нельзя позволить им превратить поражение в победу». Коль на это ответил, что им все равно нужно будет умиротворять Горбачева, и добавил: «В конце концов, все сведется к деньгам». Буш, в свою очередь, подчеркнул, что у Западной Германии - «глубокие карманы»...
В это трудное время Москве требовались иностранная помощь и кредиты, а это означало возможную готовность к компромиссам. Вопрос заключался в том, сможет ли Западная Германия предоставить необходимую помощь таким образом, чтобы Горбачев мог сохранить лицо. Он не должен был выглядеть подкупленным лидером, согласившимся на вступление объединенной Германии в НАТО без каких-либо ограничений на продвижение альянса на восток.
Коль выполнил эту непростую задачу в два этапа: первым была встреча с Горбачевым в июле 1990 года, а вторым — череда эмоциональных бесед по телефону в сентябре 1990 года. В итоге Горбачев согласился на вступление единой Германии в НАТО, получив взамен четыре года на вывод советских войск и некоторые гарантии, ограничивающие размещение войск и ядерного оружия на бывшей восточногерманской территории. Он также получил 12 миллиардов марок на строительство жилья для уходящих из Германии советских солдат и еще три миллиарда в виде беспроцентного кредита. При этом - никаких официальных гарантий того, что НАТО не будет расширяться...
Таким образом, вразрез с распространенными в Америке представлениями, вопрос о расширении НАТО поднимался с самого начала, причем речь шла не только о Восточной Германии, но и о Восточной Европе...
В краткосрочной перспективе это стало победой Соединенных Штатов. Американские и западногерманские дипломаты ловко переиграли Горбачева, добившись распространения юрисдикции НАТО на Восточную Германию и избежав любых обещаний относительно будущего альянса...
http://inosmi.ru/world/20140826/222599036.html
http://www.foreignaffairs.com/articles/141845/mary-elise-sarotte/a-broken-promise
Tags: НАТО, история, переговоры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments