dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Почему французская модель ассимиляции больше не работает

По мнению других, мы больше не предлагаем достаточно привлекательной модели для того, чтобы они захотели приспособиться к ней, когда это бывает нужно. Для успешной ассимиляции необходимо, чтобы то, что предлагается новоприбывшим, обладало притягательной силой. Как мы можем требовать, чтобы человек примерил на себя одежку француза, если та по виду напоминает лохмотья? Как пишет Паскаль Брюкнер (Pascal Bruckner), «злейший враг Европы — это она сама, вечное чувство вины, гипертрофированная щепетильность, которая ведет к общему параличу. Как нас могут уважать, если мы не уважаем себя сами, если мы постоянно приписываем себе самые худшие черты в СМИ и литературе?»..
Уроженец Марокко Редуан получил во Франции диплом по социально-экономическому администрированию и в настоящий момент работает в ассоциации, которая занимается общественной интеграцией людей. В прошлом он пытался поступить на педагогический факультет, но провалился на экзамене (по какой именно дисциплине нам неизвестно). Он не сдал устный экзамен, на котором «умение говорить, а так же культурный и социальный багаж играют решающую роль», — объясняет Жиль Кепель. Чуть дальше мы узнаем, что «он не читает и, по всей видимости, не имеет особого желания расширять кругозор»...
Но чем же он занимается в свободное время? «Посещает мечети», учит арабский, играет в футбол и катается на велосипеде.
Кроме того, мусульмане не слишком торопятся перенимать наш образ жизни не только потому, что мы сами не ценим и как-то принижаем его, но и потому что они попросту не считают его особенно привлекательным. У них есть собственные причины отвергать наше светское общество, где религия и семья не играют достойную, по их мнению, роль. Как пишет Кристофер Колдуэлл (Christopher Caldwell) по поводу «немецких» турок, «если за ассимиляцию придется расплачиваться невозможностью завести ребенка в зрелом возрасте и одиночеством в старости, то для многих турок эта цена непомерно высока». Привлекательность европейских стран связана с их уровнем жизни и соцобеспечением, а не культурным или историческим престижем. Во Францию переезжают не из-за восхищения страной или гордости за гражданство.
Антинационалистический лозунг «Не оставляйте нас одних с французами» многое говорит о ненависти к себе. Так как же тогда рассчитывать на сопереживание и симпатию? Если мы не нравимся самим себе, то и у других нет повода любить нас. Редуан не слишком высокого мнения о Франции (он ее ненавидит) и ее СМИ, которые подрывают репутацию таких людей, как он, по всему Западу. Он хочет уехать из Франции, но разве можно его в этом упрекнуть? «Мне нужно уехать, потому что у меня уже нет сил терпеть всех этих людей, которые читают мораль. Как они вообще смеют учить нас жизни, если они сами коррупционеры до мозга костей? Многие иностранцы — прекрасные люди. Они заслуживают хорошей жизни куда больше их. Они всю жизнь жили в бедности, но все же пытаются выбраться из нее. А у этих же и так полно бабла, но они все продолжают плести какие-то интриги... Правые, левые, все они...»...
Как пишет Кристофер Колдуэлл, «на новое место можно переехать с враждебным к нему отношением или, по крайней мере, не испытывая к нему особого пиетета. Да, иммигранты "просто хотят лучшей жизни", как гласят все стереотипы. Но они вовсе не обязательно хотят европейской жизни. Они могут стремиться к традиционному для себя образу жизни с европейским уровнем жизни».

Мишель Трибала, демограф, специалист по иммиграции.
("Atlantico", Франция)
http://inosmi.ru/world/20131007/213650078.html
Tags: Германия, Европа, Франция, миграция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments