dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Categories:

Исламофобия - искаженная концепция в руках исламистов и левых

В 1879 году Ницше (а он считал, что «крупные политические события (…) скрываются за незначительными эпизодами, рядом с которыми они смотрятся жалко») заявил, что пресса на самом деле лишь постоянно бьет ложную тревогу, «которая поворачивает уши и мысли в неверном направлении».
Сегодня же о современных СМИ можно сказать, что они неустанно изливают поток ложного возмущения по поводу всех происходящих событий в независимости от их масштабов...
Основной объект или, если хотите, ключевая цель этой полемической системы заключается в том, что у нас обычно называют «экстремизмом». Как бы то ни было, среди всех отобранных информационной машиной видов экстремизма есть только один, которого постоянно выставляют на первый план и систематически критикуют (по крайней мере в западном или «озападненном» общественном пространстве), одно воплощение Абсолютного Зла: речь идет о «правом» или «ультраправом» экстремизме...
Для обитателя любой политической области континента Добра (социализм, либерализм, центризм) переход через такую цветную границу равнозначен падению в пропасть даже не «экстремизма», а «ультраправого» движения, которому почти что синонимичны такие понятия как фашизм, ультранационализм, расизм и т.д. Они являются самыми распространенными обозначениями главной, а, по мнению некоторых, даже единственной угрозы. Сформировалась параноидальная контрольная система, задача которой в том, чтобы найти малейший признак «смещения вправо» у левых политиков (например, у Манюэля Вальса) и даже легчайшее дуновение в сторону ультраправых у правых политиков (так было несколько месяцев назад с Жаном-Франсуа Копе). В такие моменты сразу же раздается сигнал «красной тревоги» («желтых тревог» пока еще никто не придумал). Таков главный принцип новой охоты на ведьм в царстве сверхнравственной подозрительности.
Кроме того, нужно отметить и успешного новичка - «исламофобию». Такое, по сути, довольно-таки туманное понятие сегодня используется практически повсеместно на фоне активизации исламистского терроризма по всему миру. Это вызывает удивление и даже негодование: если в мире и существует угроза для свободы и безопасности граждан, то это уж точно исламизм...
В этом вопросе ситуация предельно прозрачна: на любую критику исламизма исламисты отвечают осуждением «исламофобии». Таким образом, именно исламистские круги громче всех возмущаются так называемой «исламофобией», которая якобы стоит за неприятием хиджаба, шариата и джихада. Это необоснованное обвинение впоследствии подхватывают и продвигают ультралевые движения.
В то же самое время, как это ни странно, исламский терроризм (а на его счету за последние 30 лет накопилось уже немало массовых убийств), который по всей логике должен был бы стать главной целью самопровозглашенных борцов с экстремизмом, не принимается во внимание, а его критика рассматривается как проявление пресловутой «исламофобии». «Прекраснодушные» активисты проливают реки слез по поводу любого погибшего «антифашиста» (особенно если его смерть можно так или иначе списать на радикалов из националистических кругов), но не придают значения десяткам жертв исламистских боевиков...
Здесь мы подступаем к сердцевине современной европейской политкорректности, которая достигла кульминации в уходящей корнями во французский коммунизм Социалистической партии. Она влечет за собой усиление панического страха нарушить идеологический запрет или получить клеймо нарушителя...
«Исламофобия» навлекает на себя столь резкую критику в неоантифашистских кругах не в последнюю очередь из-за того, что она, по их мнению, является одной из главных составляющих «ультраправого» мышления, в котором она якобы пришла на смену антисемитизму. В антифашистских ультралевых кругах, которые, кстати, весьма близки к радикальному антисионизму (новая форма идеологизированной ненависти к евреям), искренне рады тому, что борьба с ультраправыми идет рука об руку с борьбой с «исламофобией», а, значит, и борьбой с «сионизмом»...
В то же время нельзя не признать, что те, кто минимизируют или вообще отрицают угрозу исламизма и исламского терроризма, отнюдь не становятся объектами обличительных кампаний в прессе и не отстраняются от участия в обсуждении общественных вопросов. Мы не видим никаких цветных линий вокруг тех, кто оправдывает исламизм или отрицает связанную с ним угрозу...
Во Франции так называемые исламофобы (то есть борцы с исламизмом, которых клеймят позором как исламисты, так и их левые прихвостни) никого не убивают и вовсе не призывают изгнать мусульман из страны. Дело в том, что эти люди в своем подавляющем большинстве являются отнюдь не исламофобами, а скорее «исламистофобами». Тем не менее, фальшивые борцы с расизмом называют их исламофобами, поливают их грязью и всячески стремятся заткнуть им рот. И это при том, что сегодня любой гражданин демократического государства может стать жертвой теракта во имя ислама...
Нынешняя критика исламофобии является частью отвлекающей тактики, которая призвана отвлечь внимание от исламистской угрозы. В любом случае, нам давно пора выйти из ступора, развеять иллюзии, отбросить утешительные сомнения и увидеть реальную опасность.
http://www.inosmi.ru/world/20131004/213564661.html
Tags: Запад, Франция, ислам, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments