dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Избрание темнокожего президента не привело к снижению «расовой напряженности» ("National Review")

Когда Барака Обаму избрали на пост президента, у большинства американцев, включая представителей Республиканской партии, появилась надежда, что избрание темнокожего человека главой государства если не устранит, то хотя бы снизит ту расовую напряженность, которая существует в Америке на протяжении столетий.
Но этого не произошло. Избрание, и даже переизбрание на пост президента чернокожего в стране, где 87 процентов населения не темнокожие (такое случилось впервые в истории человечества), не оказало никакого воздействия на так называемую «расовую напряженность».
Если на сей счет и были какие-то сомнения, то реакция на приговор по делу Джорджа Циммермана полностью их устранила. Разговоры об «открытии сезона» на черных, о том, что чернокожие, такие как Трейвон Мартин, становятся жертвами расовой дискриминации со стороны правоохранительных органов, и о расистской системе уголовного правосудия насквозь пропитали жизнь чернокожего населения и левых, то есть, ведущих СМИ.
Я ставлю словосочетание «расовая напряженность» в кавычки, потому что этот термин используется тогда, когда за такую напряженность несут равную ответственность белые и черные, показывая, что недоверие с нравственной и фактической точки зрения равноценно. Но это совершенно не так.
Идея о «расовой напряженности» это ложь, изобретенная и проводимая в жизнь левыми. Чтобы получить великолепный тому пример, достаточно обратиться к New York Times, которая черные антисемитские бунты 1991 года в бруклинском районе Краун Хайтс объяснила «расовой напряженностью»...
Одним из репортеров New York Times, освещавшим эти беспорядки, был Ари Голдман (Ari Goldman), ныне преподающий журналистику в Колумбийском университете. Спустя 11 лет после этих беспорядков Голдман так отзывался о репортажах своей бывшей газеты на тему событий в Бруклине:
В своей репортерской работе во время беспорядков я ни разу не видел и ничего не слышал о насилии евреев против чернокожих. Однако New York Times все равно придерживалась своей версии событий: чернокожие и евреи начали столкновения на почве расовой напряженности.
В редакционной статье New York Times о нападениях чернокожих нарушителей порядка говорилось так: «Акты насилия, произошедшие после транспортного происшествия в Краун Хайтс, напоминают всем нью-йоркцам о том, что в расовых отношениях в городе сохраняется опасная напряженность».
Вот и все, что смогли сказать левые: напряженные отношения между чернокожими и евреями. «Расовая напряженность». Виноваты в равной степени обе стороны.
Когда человек начинает осознавать, что термин «расовая напряженность» это эвфемизм, за которым скрывается враждебность черных по отношению к белым, он приходит к пониманию того, почему избрание чернокожего человека на пост президента не оказало никакого влияния ни на большинство черных, ни на левых...
http://www.inosmi.ru/world/20130717/211034447.html
Tags: США, расизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments