dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Седьмая часть дискуссии об отношениях между Россией и Западом

Первая западня – культурная. Мы считаем Россию полной противоположностью Западу, надевая на себя шоры и лишая себя возможности видеть общие культурные, исторические и религиозные корни. Вторая западня – это западня ценностей, наша страсть к нравоучениям, которую Джордж Кеннан (George F. Kennan), Уолтер Липпман (Walter Lippmann), Кеннет Томпсон (Kenneth W. Thompson) и прочие давно уже считают проклятием американской внешней политики.
Американские внешнеполитические теоретики и практики настолько основательно попались в эту западню, что им будет исключительно трудно выбраться из нее...
Пока дебаты идут в основном о том, какое отношение к России даст Америке оптимальные результаты: более агрессивное отстаивание прав человека или более тонкий подход, в котором сотрудничество, соперничество и безразличие находятся в равновесии...
В этих дебатах нет ничего нового. На самом деле, они похожи на бесконечный моток пряжи, и тянутся на протяжении всей истории наших отношений с Российской империей, затем с Советским Союзом, а сейчас с Российской Федерацией. Как отмечает историк Дэвид Фоглсонг (David S. Foglesong):
Американские взгляды на царскую, советскую, а теперь и постсоветскую Россию искажены и исковерканы множеством нереалистичных представлений, а также ничем не оправданными убеждениями, в частности, мессианской верой в то, что Америка способна вдохновить Россию на масштабный и мгновенный переход от самодержавия к демократии, которая существовала в 1905 и 1917 году; или от тоталитаризма к свободе, которая возникла в 1991 году. Во-вторых, это крайняя антипатия к лидерам, которых обвиняют в срыве вполне естественного, казалось бы, триумфа американской миссии. И в-третьих, это презрительное отношение к простым российским людям, когда они, как кажется американцам, покорно подчиняются авторитарной власти.
Но все это время доминирует исключительно угрюмый и мрачный взгляд на российскую политику, чем и объясняется враждебное отношение к России. Наша враждебность по отношению к России появилась не в коммунистическую эпоху, замечает ныне покойный Мартен Малиа (Martin Malia), а поэтому нет и причин для ее исчезновения после краха коммунизма.
Такая враждебность появляется на основе искаженных представлений об истории, в которых игнорируется вклад в западную цивилизацию, внесенный Византией и восточным православием. Влиятельные ученые типа Сэмюэла Хантингтона (Samuel Huntington), Майкла Мандельбаума (Michael Mandelbaum) и Ричарда Пайпса (Richard Pipes) даже утверждают, что это наследие - отнюдь не составная часть западной цивилизации, а причина перманентного цивилизационного разлома, проходящего по самому центру Европы...
Культурная западня мешает нам видеть общие ценности, в силу которых Россия является неотъемлемой частью западной цивилизации. Западня ценностей превозносит американскую внешнюю политику над ее истинными достоинствами, и в то же время подвергает суровому осуждению прежних врагов Америки за их несуществующие грехи. В результате периоды успокаивающей разрядки чередуются с приступами нравоучительных сентенций с той же неизменной закономерностью, с которой ночь сменяет день. В этом омуте тонут все потенциальные прорывы и достижения в российско-американских отношениях – даже отказ России от коммунизма!
Мы можем очень быстро выбраться из этого порочного круга, но для этого нам надо признать, что с Россией у нас нет никакого реального расхождения в ценностях или, по крайней мере, что эти расхождения ничуть не больше, чем наши расхождения с Турцией, Израилем, Грецией или Италией...
Хорошим началом для продвижения в этом направлении может стать расширение и углубление дискуссии о ценностях, поскольку это действительно важно для формирования взаимного доверия. Именно по этой причине российские руководители столь настойчиво призывают к подлинному диалогу о ценностях, благодаря которому можно будет очистить атмосферу и прояснить, в чем мы соглашаемся, а в чем между нами существуют разногласия. Кто-то возразит против такого подхода, заявив, что любой диалог с русскими станет для них чем-то вроде поощрения, несмотря на их «плохое поведение». Но я не вижу причин опасаться уважительного и открытого диалога о ценностях. На самом деле, у меня есть такое подозрение, что он вскроет гораздо больше моментов согласия, нежели разногласий...
http://www.inosmi.ru/russia/20130513/208931554.html
The Values Trap
http://www.the-american-interest.com/article.cfm?piece=1424
Tags: история, переговоры, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments