dburtsev (dburtsev) wrote,
dburtsev
dburtsev

Разведка США в Ираке

Ровно десять лет тому назад Соединенные Штаты начали вторжение в Ирак, сославшись на данные разведки, которые оказались ложными. Мне довелось работать над некоторыми из них – а также над тем, чтобы самые ужасные версии этих данных не попали в наш анализ.
Я был аналитиком ЦРУ и работал в контртеррористическом центре в очень трудные и напряженные дни после 11 сентября. Будучи аналитиками, мы большую часть времени посвящали поиску и распознаванию возникавших проблем, основываясь на данных перехвата, докладов из резидентур ЦРУ, спутниковых снимков, информации, поступавшей от других государств. Из всего этого мы складывали общую картину...
Вывод мы сделали такой: усиливающийся в Ираке страх перед исламским экстремизмом лишит Саддама желания сотрудничать с бен Ладеном...
Теоретически критическое отношение к анализу ЦРУ - это хорошая вещь: аналитики управления могут ошибаться, что подтверждается отсутствием у Саддама оружия массового уничтожения. Но в данном случае это создавало проблемы. Суть анализа разведывательной информации состоит в сборе максимально возможного ее количества, чтобы помочь политическому руководству сделать трудный выбор. Если же у руководства есть свои предпочтения относительно того, что должно быть в анализе разведки, то его объективность снижается, а ценность уменьшается.
В воскресенье 16 марта 2003 года я увидел по телевизору, как Чейни в передаче «Встреча с прессой» публично опроверг наши оценки. «Мы знаем, что он [Саддам] давно уже поддерживает отношения  с различными террористическими группировками, включая организацию «Аль-Каида»», - сказал вице-президент. По сути дела, я наблюдал за тем, как Чейни проверял аргументы, которые мы у себя в ЦРУ должны были предвидеть – и опровергнуть. Но вместо того, чтобы задавать нам вопросы за закрытыми дверями, Чейни излагал зрителям как свершившийся факт то, что мы считали неправильным и ошибочным. Я помню, как заорал на телевизионный экран, будто спорил с судьей, допустившим ошибку на футбольном матче...
Как оказалось, с началом вторжения поток вопросов не прекратился. В июне 2003 года Министерство обороны начало докладывать о том, как военнослужащие находят документы иракской разведки, доказывающие,  что Саддам тесно сотрудничал с «Аль-Каидой»...
Наша начальница Карен в июне 2003 года отправилась к Чейни со всеми материалами об Абу Нидале, которые нам удалось найти. Они казались стопроцентно надежными и неопровержимыми. Секретная служба определила, что бумага была сделана позже даты, указанной в записке. Не совпадали сроки. Чернила по своему составу не соответствовали тем, какие делали в начале 1990-х годов, когда якобы были написаны документы. Указанная в документах система подчинения противоречила показаниям задержанных об иракской разведывательной бюрократии. Неправильно были указаны даже должности. Итак, это была фальшивка...
После ухода из ЦРУ у меня появилось много свободного времени, чтобы поразмышлять над этим мрачным и абсурдным эпизодом из истории разведки, а также над своей ролью в нем. Разведчик-аналитик ни в коем случае не должен иметь никаких дел с государственными руководителями, влезающими в дела разведки. Звучит это по-чиновничьи скучно, однако здесь нужны четкие разграничения. У ЦРУ нет политических задач, оно должно информировать в интересах постановки таких задач. У политиков и должностных лиц имеются мысли о том, как должен строиться мир. Но если смешивать два этих занятия, обязательно возникнет почва для самообмана и для провала, что мы увидели в Ираке.
Tags: Ирак, разведка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments