March 17th, 2020

Dima

Норвежские правозащитники тяжело вздыхают: «Он плохой, но мы его защищаем».

Они выродились. В России дал разнообразные плоды многолетний застой и курс на несменяемость всего: от верховной власти до худрука в районном театре. В частности — группы профессиональных людей с хорошими лицами. Это такая спаянная старая тусовка либеральных интеллигентов, слегка разбавленная новыми охотниками влезть до бочки...
«Люди с хорошими лицами» — это оборот, окончательно укоренившийся в узусе после скандала в московской 57-й школе, когда выяснилось, что Маша Гессен, бывшая когда-то главным редактором журнала Gala, около 10 лет знала и молчала о массовых явлениях педофилии в школе. Ну, вроде как там учились дети ее коллеги, и, вообще, людям с хорошими лицами такие скандалы не нужны. Маша Гессен уехала в Америку, где сразу забыла, что так вести себя можно, потому что в Америке так нельзя...
Когда разгоралась кампания в поддержку Pussy Riot, уже получила 10 лет по наркотическому делу нацболка Таисия Осипова. Но о ней мало говорили. В 2012 году в Петербурге был благотворительный концерт в поддержку Pussy Riot. Даже Юрий Шевчук приезжал. О той же Осиповой деликатно умолчали, денег ей не собирали — она чужая.

Другой пример, мой любимый, это судьба Тесака. Одна из его отсидок была по чисто политическому делу, ему в СИЗО не давали знакомиться с материалами дела, и он объявил голодовку. Похудел на 43 кг. Об этом люди с хорошими лицами не писали, потому что Тесак — чужой. И плохой, а права — для хороших.

Люди с хорошими лицами хотят защищать только хороших людей. Более того, у них, в их бочке, зародился свой вирус: комплекс святого.

Норвежские правозащитники тяжело вздыхают: «Он плохой, но мы его защищаем». И идут в очередной раз проверять, сколько там Брейвику в телевизоре каналов отключили.
Collapse )
Dima

В России феминизм выродился просто в ненавистничество ко всем, даже к женщинам.

Эпохальное событие в очередной раз произошло незаметно. Журнал «Шарли Эбдо», тот самый, в чьей редакции в 2015 году исламисты убили 12 человек, опубликовал манифест против цензуры. Но говорят они не о тривиальной цензуре государства и силовиков, к какой мы привыкли. Французы взялись высмеять цензуру меньшинств.
И это, вероятно, главное мировое высказывание с начала года, к которому нужно прислушаться. «Шарли Эбдо» пишет о том, что мир наш незаметно превратился в класс, где строгие учительницы в лице малочисленных групп меньшинств и блогеров указывают, что можно говорить, а что нет, какие слова употреблять корректно, а какие нужно срочно забыть...
В России феминизм выродился просто в ненавистничество ко всем, даже к женщинам.
Радфем у нас — это не очень успешные женщины, которые работают на смешных работах, какими-нибудь официантками в спортбаре, но требуют безусловного подчинения себе всей повестки и выдачи бесплатных пробников косметики. И антиимперцы не смогли остаться антиимперцами — это какие-то странные люди, оборачивающиеся в украинский флаг или, как философ Максим Горюнов, вдруг заговорившие по-белорусски...
Конечно, я против неравноправия мужчин и женщин. И много пишу об этом, причем часто затрагиваю куда более серьезные и болезненные темы, чем принято обсуждать в феминистском кругу. И я, разумеется, против возрождения империй. Я хочу, чтобы любая страна и любой народ имел право жить так, как считает нужным. Но у меня язык не повернется и ноги не пойдут встать рядом с теми, кто сегодня паразитирует на этих прогрессивных идеях...
Реальная история: я как-то пожаловалась приятелю, что меня стали называть везде публицисткой. Он говорит: да ладно тебе — у меня жену теперь представляют полиглоткой. И жена сидит грустная, кивает.
Я несколько раз возмущалась — набегали сразу какие-то тети с абырвалгом в головах: «Менсплейнинг, неглект, мизогиния, газлайтинг... гав-гав!» Сами, прохиндейки, в подлежащих путаются, запятые в сложноподчиненном предложении ставить не научились, вместо русского языка каша из мемов, тот же газлайтинг по-английски правильно и каждая вторая у них не напишет, но указывают, как теперь тебе называться...
Еще издеваются: вы, говорят, Анастасия, живете в плену патриархальных заблуждений. Ну да, у меня муж с ребенком возится, хлеб печет, я колонки пишу и книжки... И я же в плену. А они где-нибудь на самом деле официантками в спортбаре работают, чаевые в кружевной карманчик складывают, но из плена вырвались, ага...
Collapse )
Dima

Анастасия Миронова: почему именно в России сегодня не работает отбор лучших

Удивительно, но даже в девяностые у нас были музыканты, режиссеры, писатели, интересные загранице. А сейчас нет.
От нас не выходят мировые звезды. Знаете, почему? Потому что для создания конкурентной эстрады, литературы, вообще конкурентного на мировом рынке искусства, нужно иметь прозрачное, свободное от всего, кроме, так сказать, рынка, профессиональное сообщество.
Производство культурной хряпы для внутреннего пользования — одна задача, она может переживать воздействие идеологии, может служить официозу, а может — только распилу бюджета. Все все будут понимать и отворачиваться от местного продукта, пока его не начнут распределять насильно.
Но с экспортом так не работает. На экспорт нужно отправлять только лучших. Для чего в стране должна работать система отбора лучших. То есть, должны существовать организованные по прозрачным правилам профессиональные сообщества...
У нас эта система не работает: на радийные эфиры попадают не лучшие, а по договоренностям. Телевизор — просто кормушка для узкого круга лиц.
Музыкальные премии вручаются своим, музыкальной критики фактически не существует, а на конкурс отправляют то инвалида, потому что надо навредить Украине, то середнячка, ведь он «так старается».
И так сегодня обстоят дела во всех сферах культуры. Русский театр теряет зарубежного зрителя, потому что нарушен механизм отбора и экспорта лучших. Его убили господдержка и идеология, из-за которых во главе театров встают пропагандисты и лоялисты.
Но особенно трагично положение дел в литературе. Нашу современную литературу не знают, ею не интересуются, потому что не работает экспортный механизм. Российская литература перестала экспортироваться, потому что у нас нет сегодня профессионального сообщества, которое отбирало бы лучших...
Collapse )
Dima

Норвегия и РФ

Чтобы подчеркнуть, насколько серьезны проблемы в наших отношениях, я скажу, что, будучи чиновником, не имею права пользоваться собственным компьютером или телефоном, пока нахожусь в этой стране.
Аслак Сира Мюре (Aslak Sira Myhre)
https://inosmi.ru/social/20200317/247062266.html
Dima

U.S. Never Rejected WHO Coronavirus Tests

CLAIM: The World Health Organization (WHO) offered the U.S. coronavirus tests and we refused them.

VERDICT: False. They were never offered to the U.S., and the U.S. typically does not accept WHO tests.

ОБВИНЕНИЕ: Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) предложила тесты на коронавирус США, и мы отказались от них.

ВЕРДИКТ: Ложно. Они никогда не предлагались США, и США, как правило, не принимают тесты ВОЗ.

Politifact pointed out Monday, is that the U.S. rejected the tests, because they were never offered in the first place — not for donation, or sale, or in any other way.
Biden claimed: “We refused them. We did not want to buy them. We did not want to get them from them. We wanted to make sure we had our own.” But that is wrong.

Политифакт, отмеченный в понедельник, заключается в том, что США отказались от тестов, потому что они никогда не предлагались - ни в виде пожертвований, ни для продажи, ни каким-либо другим образом.
Байден утверждал: "Мы им отказали. Мы не хотели их покупать. Мы не хотели их у них покупать. Мы хотели убедиться, что у нас есть свои". Но это неправильно.

So Biden was technically correct — in the narrow sense — about the U.S. not using WHO tests.
But he was incorrect about the tests being offered.

Поэтому Байден был технически прав - в узком смысле - насчет того, что США не используют тесты ВОЗ.
Но он ошибался насчет того, что тесты были предложены.
https://www.breitbart.com/health/2020/03/17/fact-check-update-u-s-never-rejected-who-coronavirus-tests-they-were-never-offered/
Dima

Brave Browser Files GDPR Complaint Against Google

Brave has filed a formal complaint against Google with the lead GDPR enforcer in Europe. The complaint comes after Dr. Johnny Ryan, Brave's chief policy and industry relations officer, promised to take Google to court if it didn't stop abusing its power by sharing user data collected by dozens of its distinct services, and creating a "free for all" data warehouse. Cointelegraph reports:
Now, the complaint is with the Irish Data Protection Commission. It accuses Google of violating Article 5(1)b of the GDPR. Dublin is Google's European headquarters and, as Dr. Ryan explained to Cointelegraph, the Commission "is responsible for regulating Google's data protection across the European Economic Area." Article 5(1)b of the GDPR requires that data be "collected for specified, explicit and legitimate purposes and not further processed in a manner that is incompatible with those purposes." According to Dr. Ryan: "Enforcement of Brave's GDPR 'purpose limitation' complaint against Google would be tantamount to a functional separation, giving everyone the power to decide what parts of Google they chose to reward with their data."

Brave подал официальную жалобу на Google ведущему исполнителю GDPR в Европе. Жалоба поступила после того, как доктор Джонни Райан, главный специалист по политике и связям с промышленностью компании Brave, пообещал обратиться в суд с исковым заявлением к Google, если он не прекратит злоупотреблять своими полномочиями, делясь пользовательскими данными, собранными десятками различных сервисов, и создавая "бесплатное для всех" хранилище данных. Отчеты Cointelegraph:
Жалоба подана в Ирландскую комиссию по защите данных. Она обвиняет Google в нарушении статьи 5(1)b GDPR. Дублин является европейской штаб-квартирой Google, и, как пояснил Cointelegraph доктор Райан, комиссия "отвечает за регулирование защиты данных Google во всем Европейском экономическом пространстве". Статья 5(1)b GDPR требует, чтобы данные "собирались для определенных, явных и законных целей и не подвергались дальнейшей обработке способом, несовместимым с этими целями". По словам доктора Райана: "Приведение в исполнение жалобы Brave's GDPR "ограничение цели" против Google было бы равносильно функциональному разделению, давая каждому право решать, какие части своих данных можно отдать Google".
https://yro.slashdot.org/story/20/03/16/2351219/brave-browser-files-gdpr-complaint-against-google
Dima

Мусульмане в Лондоне

В Лутоне проходили демонстрации с лозунгами «Шариат — будущее для Соединенного королевства» и «Ислам покорит мир».
Но это мелочи. Например, исламские общины Лондона лоббируют, чтобы во всех публичных туалетах были за муниципальный счет установлены биде, так как в исламской культуре туалетную бумагу не используют. Биде в каждый туалет за счет бюджета это уже серьезно, да?
Но, главное, в Лутоне или Уайтчепеле тебя могут остановить и сделать замечание. Я училась и работала рядом с соборной мечетью Ист-Энда. И мне не раз указывали, что я не должна ходить мимо мечети в штанах.
Один раз меня высадили из переполненного автобуса, потому что все там были мусульмане, ехали с молитвы, водитель — тоже мусульманин. Просто водитель сказал, что не поедет, пока я не выйду. Я обратилась к полицейскому, он махнул рукой и сказал: «Забудьте!» Он был англичанин.
В Лондоне сегодня проходят в университетах дискуссии о снижении возраста вступления в брак для мусульман, страна признает полигамный брак, если он был заключен там, где такие отношения легализованы...
Анастасия Миронова
https://www.gazeta.ru/comments/column/mironova/12683263.shtml