November 19th, 2019

18 ноября в Казани произошёл очередной позорный акт судилища над русской политической заключённой

Очередное позорное судилище над русской политической заключённой из Татарии Ольгой Зиятдиновой-Гавриленко, посмевшей отстаивать русский язык в школе, расположенной в Татарии, произошло вчера, 18 ноября. О том, как всё происходило, рассказывает руководитель Общества русской культуры Татарии Михаил Юрьевич Щеглов:
[Spoiler (click to open)]
Сегодня 18_11_2019 суд Кировского р-на г. Казани рассматривал жалобу заключённой Ольги Зиятдиновой-Гавриленко на её ненадлежащее содержание в СИЗО-2
Судья Хамитова Гульчачак Радиковна отказала заявителю в опросе её свидетелей, даже пришедшую общественность в зал не допустила, хотя заседание было открытым.
Более того, Ольгу судья допрашивала дистанционно по Интернету, когда та находилась в ИК № 5 в Чувашии.у монитора и камеры.
Collapse )


Причины посадки Ольги описаны здесь:
https://serg07011972.livejournal.com/2505805.html

и здесь: https://serg07011972.livejournal.com/2591466.html

El juez Garzón

Доцент, жентельмен удачи

Умные люди у нас умеют писать умные тексты, выстраивая сложные зависимости культурного и психологического характера. Навык отработан. Вот и теперь про доцента, который сожительницу спавшую застрелил, пишут всякое - что роль Наполеона в культуре, что достоевщина и хтонический ужас Петербурга, летящий на крыльях ночи. Пишут, безусловно, хорошо - умеют. Зачитаешься. Ну а я в порядке "чтобы тоже что-нибудь сказать" напишу другое.

Я, правда, и сам уже про достоевщину написал. Но то я про реконструкторов пошутил. Ибо изучение истории само по себе дело хорошее, но психологическая подоплёка всех этих наряжаний более, чем очевидна. Настолько очевидна, что об этом даже и сказать стеснительно.

Ларчик, тем временем, просто открывается. Доцент этот сам гэбист и сын гэбиста. Он с детства рос в убеждении, что "если что, папа отмажет". И, говорят, такое уже было - когда будущий доцент какой-то реконструторский корабль утопил, и там человек погиб. "Папа и его сослуживцы помогут, если что". Это главная мысль наших "раскольниковых" (а вовсе не про преодоление своих комплексов). Так же и с тем татарином, который восемь человек застрелил. Нет там никакой достоевщины и нет никакого гомосексуализма. А есть папа - бывший мент, и два старших брата - мента. Мальчик с детства рос в убеждении, что можно сделать с каким-нибудь бедолагой всё, что угодно, и тебе за это ничего не будет. И в какой-то момент просто реализовал семейное убеждение, которое для него - его семейное право. "Мне можно, у меня братья в ментовке". Это подсознательное, впитанное с ложкой каши "за папу, за маму". А если от природы особых мозгов нет, то своё подсознание воспринимается не критично.

"Не критично" это не про доцента, впрочем; тот точно знал, что делает. Небось, когда-то папа ему и рассказал, что труп без головы могут не опознать, поэтому нужно стрелять в голову раза четыре. Про тест ДНК не рассказал; его тогда ещё не было. А сам доцент такими материями не интересовался. Ему некогда было - в Наполеона же наряжаться нужно. Тем не менее, если бы не алкоголь, у него всё бы получилось.

В определённых семьях растёт вот уже, наверное, четвёртое поколение советских людей, убеждённых в том, что они и есть закон - что как они поступают, так и законно. И что вся система за них. Они растут под рассказы матерей в духе: "Папа быстро ехал и сбил "кеглю". Так представь себе, сынок: там шестилетний мальчик, а оказался совершенно пьяным. А всё потому, что твой папа мент". Это для нас с вами произошедшее - чиничные и жестокие убийства, нечто неприемлемое. Но в некоторых семьях это происшествие из разряда: "Взял папину машину покататься и разбил фару". Масштаб события примерно такой. Можно пожурить ребёнка за расходы, но в принципе - дело молодое, житейское. Осуждать тут особо нечего. Научится ещё ездить, и трупы прятать тоже. Главное - ребёнок жив и здоров.

Ощущение того, что "папа отмажет" это совершенно особенное советское ощущение. Не знаю, есть ли оно в других странах; есть, наверное. У нас это просто биологическая норма - для некоторых. Иногда это ощущение трансформируется в безобидные поступки. Как, к примеру, у ленинградца Бориса Гребенщикова, который не стал людей убивать, а стал петь несоветские песни. И как-то ни шатко, ни валко, иногда с распусканием про его группу нелепых слухов, но дело шло. Потому, что в некоторый момент все, кто принимал решение, вспоминали, что "Это же внук нашего Гребенщикова", который сотрудник НКВД, активный участник разных дел в тридцатые. И парня-певца как-то прощали, что ли. Даже в чём-то поддерживали. Позволялось ему несколько больше, чем другим. И до сих пор жив-здоров; ездит на Украину обниматься с дедушкиными коллегами. Есть и промежуточные варианты. Скажем, внук сталинского наркома тоже в группе пел. Но при этом ходил с пистолетом, и если его на концерте очередью обидели, мог пистолет достать и потребовать своё, а когда у него оружие от греха подальше отберут, то вызвать ментов, чтобы всех обыскали и вернули отнятое. Как именно проявится ощущение "право имею", это дело наклонностей, которые могут и в музыку завести. Но основа воспитания всегда себя обнаружит.

Тут, конечно, проявляет себя и системный отбор. Для некоторой работы отбирают людей с определёнными наклонностями, и они оставляют потомству свои гены. Поэтому вероятность, что наклонности повернутся не в сторону музыки, а в сторону убийств, в некоторых семьях выше среднего. В этом случае "допуски" генов и воспитания "складываются в одну сторону".

Оттуда же "растут ноги" у кампании поддержки и доцента, и татарина. Определённые люди из определённого круга защищают своё право, вот и всё. Ну, а уж как будет власть выкручиваться, я не знаю. Она, объективно говоря, в сложном положении, особенно в случае в татарином. Посадят его - выйдет, что мусульманам и ментам нельзя русских убивать, а это правило - основа государства. Не посадят его - выйдет, что русского армейского офицера всякий шпынь может в казарме безнаказанно пристрелить, и что в таких условиях русским из армии лучше увольняться. А заменить русских в армии некем. То есть, количественно-то и качественно есть кем, но они же будут все из разных народов, просто по причине соотношения численности. И тогда единая армия превратится в набор отдельных частей, более склонных воевать друг с другом, чем со врагом. А если внутри частей устроить многонационалию, то вообще ни одного боеспособного подразделения не останется. Армия же путинцам нужна. Судан ещё не довоёван, например. В общем, тут есть фундаментальная проблема; наверное, самая сложная проблема для власти. Сложнее "транзита". Кому отдать армию? Евреям и армянам она не нужна. У тех свои армии есть, если они пострелять хотят. Татарам? Их на армию не хватит - и этот шаг приведёт к их чрезмерному для "баланса интересов" усилению. Чечены с дагами годятся разве что на заградотряды. Нет подходящей кандидатуры. С другой стороны, ограничивать право нацменов шпынять русню нельзя, ибо на том стояла и стоять будет советская земля. В общем, дилемма сложная - не позавидуешь; объективно. Пока выход, вроде бы, найден в ЧВК, которые ввиду малого размера и специфичных правил набора могут быть чисто русскими, но они не для всех войн подходят.

Вернёмся к нашим баранам. Что я сказать-то хотел? Что развивавшиеся на загнивающем Западе продажная генетика и буржуазная социология выбили таки почву из под русской литературы. Долго старались, и выбили таки. Нет уж дней тех светлых боле. О Достоевском вспомнить - это шутки ради, разве что.

___________

И да: Чикатило был внештатным сотрудником милиции, почему и оставался вне подозрений долгое время.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/468071.html.
Dima

Максим Соколов: "Начальство бессмертно"

Ректор МГУ назначается на эту должность президентом, однако, по достижении предельного возраста в 65 лет он мог быть переназначен, но только дважды. Т. е. максимум был 75 лет. Сейчас ректору В. А. Садовничему – 80, и по закону он может только отправляться на покой. Но Дума сейчас спешно принимает поправку, согласно которой ректоры МГУ и СпбГУ могут быть переназначаемы неопределенное число раз без оглядки на возраст. Мафусаиловы веки – более не препятствие...
Но сходный случай выдающегося долголетия произошел и с "Новой газетой", этим "Колоколом" наших дней, который зовет живых и готовит молодых штурманов будущей бури.
Главред Д. А. Муратов возглавляет газету с 1995 г. и, как это положено в демократическом органе, регулярно производит перевыборы руководства – с одним и тем же предсказуемым результатом. В. В. Путин, к которому на выборах тоже регулярно нисходит народная благосклонность, очевидно, принадлежит к числу молодых штурманов, выученных Д. А. Муратовым.
А чтобы сходство было особенно впечатляющим, в 2017 г. на выборах даже произошла смена руководства. Д. А. Муратов уступил место своему старому товарищу С. Н. Кожеурову, и два года в "Новой газете" царила тандемократия. Но на прошлой неделе Кожекрова прокатили, и бразды вновь принял Д. А. Муратов – все как у больших...
Коллегами Муратова по долгожительству являются начальник "1 канала" К. Л. Эрнст (с 1999 г.), начальник ВГТРК О. Б. Добродеев (с 2000 г.), главред "Эха Москвы" А. А. Венедиктов (с 1998 г.), главред "Комсомольской правды" В. Н. Сунгоркин (с 1999 г.), главред "Московского комсомольца" П. Н. Гусев (с 1983 г.). Можно относиться по-разному к ним и к возглавляемым ими СМИ, сами они тоже по-разному относятся к проблеме сменяемости власти – одни исповедуют принцип "Это нога – у кого надо нога", другие исходят из того, что живущему в стеклянном доме не стоит бросаться камнями в других.
Ректор МГУ тоже не единственный Мафусаил в области образования. В. А. Садовничий – ректор с 1992 г., стаж изрядный, но точно такой же изрядный стаж – тоже с 1992 г. -- у ректора ВШЭ Я. И. Кузьминова...
https://sevastopol.su/point-of-view/bessmertnye-nachalniki