October 15th, 2017

Dima

Про Киев, познавательно.

До войны в Киеве проживало 800 тысяч, после освобождения города от оккупантов осталось 180 тысяч. Кстати, украинским (то есть, большинство составили украинцы) город стал с 1943 года. Плюс те, кто вернулся из эвакуации, мобилизовался из армии или, оставшись без крова, выбрал для дальнейшей жизни Киев. Вот этих людей можно назвать коренными жителями, хотя общепринято награждать таким статусом горожан, обитавших в городе до третьего колена. Точного их количества никто не подсчитывал.
. . .
Ответа не знаю, а грузить читателя «византийским туманом» не намерен. Но зато точно знаю, что по историческим меркам не так давно через проходные заводов ежедневно проходили 800 тысяч киевлян, что это был мощный центр науки и заметный очаг культуры, что в нем и сегодня обнаружится большое количество умных, одаренных, образованных людей, которым сложно мириться с тем, что творится с их родным городом. Для них Киев такое гнездо, где хочется жить и которое хочется защищать, даже если ему определили 131-е место в мире.
Зеркало Недели, Украина
Валерий Грузин
http://inosmi.ru/social/20171014/240521439.html
Dima

Е.Шабаев. Еще раз о печальной судьбе Новороссии

Originally posted by m_kalashnikov at Е.Шабаев. Еще раз о печальной судьбе Новороссии

Почему мы до последнего держались в Донбассе? Были очень тупы и не видели зачистки комсостава в 2015 году - открытого, начиная с наглой зачистки Бэтмена?

Нет. Дело в другом. И в 2014 в Крыму, и в 2015 в руководстве спецопераций были разные люди. В своей основе честные и эффективные профессионалы, прошедшие за свою жизнь десятки военных точек. Прежде всего говорю о Сергуне и Шушукине.

Мы знали и отработали в целом точно об'ект под названием "Крым": наши специалисты понимали, что без водозабора в Херсонской области и станций ЛЭП "об'ект" не сможет нормально функционировать, поэтому цели были отработаны. Но, как я и говорил, в руководстве спецопераций были разные чинуши, в том числе - из военных ведомств. Я уже молчу о политических руководителях процесса. Они и приказали вернуть грамотно отработанные позиции (отступить к перешейку). Во что это вылилось и для Крыма, и всей РФ? Крым теперь - финансовая черная дыра. Последствия политиканства мы пожинаем уже 4 год.

Но также всем военным было понятно после мая 2014, что "коридор" через Запорожье в Донбасс - единственный шанс сохранить на будущее план спасения, освобождения Украины от НАТОвской экспансии, которая в любом случае приведет к конфликту, дестабилизации внутри нынешней РФ. Поэтому ценность Запорожского сопротивления была огромной.

Нужно было создать очаг сопротивления в Запорожье. Но что вышло?

В Запорожье имелся "лидер" - общеизвестный Рогов - убежавший в РФ в начале апреля 2014-го. То есть, по факту обезглавивший сопротивление, плюнувший в лицо тысячам запорожцев, которые питали надежды на "народного" губернатора. Поэтому истинными вожаками были выбраны новые ребята, показавшие себя в организации протеста трехсот запорожцев - Новиков (Рябуха) и Резников.

Они единственные из местных, кто смог организовать отряд спецназа "Троя". Ведь он был "заточен" для работы не в ЛДНР, а на в Запорожье. Тактическая, разведывательная и иная обучающая работа во время войны в ДНР являлась для СпН главным делом.

И зачистка данного звена, наряду с главным - загадочной смертью от "переутомления" Сергуна в самом конце 2015-го, а затем и смертью от "сердечной недостаточности" Шушукина на второй день обследования в госпитале (в январе 2016-го) - стала фактической смертью планов победы на Украине прорусских, антинатовских сил.

В руководстве спецопераций по Украине остались лишь "монетаристы", которым плевать на судьбу как РФ, так и любого русского человека. Именно они все эти годы создавали и создают русский концлагерь ЛДНР и "черную финансовую дыру". Для собственного обогащения.

Сегодня мы способны лишь затянуть, максимально помешать быстрой сдаче завоеванных позиции в Крыму и Донбассе. Но время работает не на нас. И не на РФ.

Неизбежность, необратимость геополитических, военных, экономических процессов - налицо.
Сопуствующие материалы:
https://vk.com/wall259704145_8824


Dima

Бюрократия ЕС и Северный поток-2

«Северный поток-2» — пожалуй, самый перспективный и наиболее реалистичный газовый проект Ресурсной Федерации. На это есть ряд причин. Во-первых, «Северный поток-2» планируют запустить с пропускной способностью 55 млрд кубометров в год. Это значительно выше аналогичного показателя у распиаренной «Силы Сибири» (38 млрд куб.м./год) и «Турецкого потока», недавно урезанного вполовину. Во-вторых, в реализации проекта задействованы деньги множества инвесторов. Летом оператору и строителю — швейцарской Nord Stream 2 AG — предоставили свои средства такие компании, как Shell, OMW, Uniper, Wintershell и Engie. Совокупная доля иностранных инвесторов в «Северном потоке-2» составляет 50%, в то время как два других мегапроекта «Газпром» финансирует фактически в одиночку. В-третьих, «Северный поток-2» — единственный проект с законченной концепцией и единой позицией непосредственных стран-участников — РФ и ФРГ. Это опять же выгодно отличает его от «Турецкого потока», который раз в сезон меняет свой дальнейший маршрут (сначала Болгария, потом Греция, теперь — Сербия), и тем более от «Силы Сибири», где КНР перестала проявлять какой-либо интерес к трубе в далекой тундре и тайге. Наконец, только «Северный поток-2» выглядит действительно экономически и политически обоснованным проектом — Германию сложно обвинить в деловом непостоянстве (в отличие от Турции), а проблему с несговорчивыми транзитными странами выгодно решить обеим сторонам.

Однако все эти позитивные факторы вовсе не означают, что в остальных частях света российский проект воспринимают так же радужно. На этой неделе возобновила активность Еврокомиссия, решившая похоронить трубу глубже морского дна — с помощью законодательных инструментов. Стоит отметить, что претензии европейской исполнительной власти идут нога в ногу с возражениями депутатов в Европарламенте и включают в себя массу причин, из которых тривиальное стремление помочь Украине находится далеко не на первом месте. Комиссары Евросоюза, очевидно, используют проект в целях утверждения своей политической власти над властями национальными — но пока получается не очень. Отчаявшись получить мандат на ведение переговоров по «Северному потоку-2» у Совета ЕС, где собрать большинство голосов не удалось, комиссары решили пойти другим путем. К ноябрю они хотят разработать законопроекты, которые бы распространили на проект «Газпрома» нормы Третьего энергопакета ЕС, противодействующего монополизации рынка. Энергопакет имеет предписания в том числе и к транзитным трубам в пределах ЕС — обязательное разделение компаний оператора и поставщика по видам деятельности, доступ третьих сторон к трубе и, самое важное, ограничение по загрузке пропускных мощностей. Для успеха своей аферы комиссарам придется бороться как минимум в Совете Европы (не путать с Советом ЕС), поскольку стремление регулировать объекты в нейтральных водах явно противоречит международному морскому праву. И там эта инициатива вряд ли найдет поддержку.

Несмотря на кажущийся успех, у Еврокомиссии всегда остается «план Б», который уже действует в случае с «Северным потоком-1». Вопрос технический: как только заканчивается подводная часть газопровода и он выходит на сушу, он обязан соединиться с европейской трубой, ведь так? Тогда что мешает ограничить мощность на этом этапе? Тут с вопросом юрисдикции полегче. Европейской трубой в Германии является газопровод OPAL, который связывает «Северный поток-1» со всей газотранспортной системой Европы. Именно он и попадает под действие энергопакета ЕС, ограничивая загрузку мощностей на треть. Законность этих мер спорна, обсуждалась даже в Суде ЕС, но OPAL все-таки выполняет свою ограничивающую роль, пусть и с переменным успехом. В случае провала инициативы Еврокомиссии раз и навсегда сковать «Северный поток-2» в море, ситуация с OPAL, видимо, повторится точь-в-точь. Но не стоит думать, что «Газпром» во второй раз наступает на те же грабли — риски и потери наверняка учтены компанией при реализации проекта, который вырос именно из-за этих ограничений. Главная угроза состоит не в сомнительных экономических выгодах (о которых, конечно, стоит поспорить, учитывая снижение потребления газа и рост альтернативной энергетики), а в банальном срыве проекта, как это вышло с «Южным потоком».

Главные риски некоторые эксперты связывают с санкциями США, применение которых может в любой момент заморозить кредиты международных энергетических компаний, предоставленные для Nord Stream 2 AG. Компанию не спасёт даже швейцарская прописка, потому что единственный её владелец — российская газовая монополия. Часть средств — около четверти из планируемых €4,75 млрд — успели выделить ещё до санкций, и теперь соблюдение условий первоначального проекта финансирования остается под вопросом. В «Газпроме» рискуют получить себе на спину ещё один проект, который придется тянуть в одиночку. Причем снова за счёт собственных средств — едва ли какая-то банковская группа решится помочь российской корпорации в этой нелегкой борьбе. Но даже это развитие событий не означает остановки дела — Ресурсная Федерация, без сомнения, найдет деньги для того, чтобы завершить строительство даже в одиночку. Единственное, чего и правда стоит опасаться — решения национальных правительств отдельных стран, под водами которых должна проползти российская мурена. Регулирование, которые Финляндия, Швеция, Дания и Германия могут приложить к трубе, касаются Конвенции Эспо — оценки воздействия на окружающую среду. Несмотря на кажущуюся незначительность, отрицательные заключения по этим оценкам — то немногое, что может если не застопорить, то точно замедлить реализацию «Северного потока-2».ю..
https://sputnikipogrom.com/economicsreport/78570/economics-report-146/