May 13th, 2014

Dima

Про так называемых "совков" на востоке Украины от левого

- Самое главное – я не увидел социальной стороны протеста. Вообще. Совсем. Никак. Да, апеллирование к символике СССР в среде повстанцев имеется в полном объеме. Но это апелляция не к левой стороне Союза, а к имперской; в лучшем случае – к стабильности и социальной защищенности, к разрушенным после распада СССР экономическим связям между украинскими и российскими предприятиями. Про социальные проблемы куда как больше переживают областные власти, которые, мягко говоря, не поддерживают «пакет МВФ». А в протестной среде первую скрипку играют правые группы: выходцы из РНЕ, правой части НБП, ССО (Союза советских офицеров), КПУ/КПРФ, казацкие дружины. Они куда как охотнее размышляют про всемирное правительство, числа зверя, гейропу и т.д., чем про рост цен и пенсионную реформу. В кумирах здесь такие товарищи, как Баркашов, Лимонов, Дугин, Проханов…
«Сирийский вариант» - самый плохой сценарий для всех. Крови будет литься все больше. Россия, хотя, скорее всего, избежит жестких санкций, тем не менее создаст под боком кузницу кадров боевиков. И если в Чечне это были этнически чуждые боевики, то тут будут свои. Причем это те самые ребята с «Русских маршей», со свастиками и всеми делами. С криками «фашисты, фашисты» в адрес Киева мы сейчас себе выращиваем настоящих фашистов для российских городов.
http://ilya-ponomarev.livejournal.com/636781.html
Dima

Украинский военный рассказывает

Украинский военный стоит спиной к забору. Озирается по сторонам, на людей, выходящих из соседнего двора. Он в одежде защитного цвета. На голове подвернутая балаклава.

— Сегодня пацанов-срочников постреляли, как куропаток, — говорит он. — Мы не понимаем четко, где террорист. Наши теперь говорят то же самое, что раньше говорили беркутовцы: мы вернулись с Майдана, нас обливали грязью, открыли на нас уголовные дела. На каком основании мы сейчас здесь находимся? Мы просим ввести на отдельной территории военное положение. Закон о военном положении четко разделит людей на мирных и пособников. Стрелявших уже начинают уголовно преследовать. Поэтому мы боимся применять оружие. У нас на это никаких юридических оснований. Сейчас происходит как? Мы подъезжаем к блокпосту на технике, сепаратисты сразу уходят в лес, оставляя там только безоружных. Мы подъезжаем, они сдаются. Но только мы отъезжаем от блокпоста, сепаратисты выходят из леса снова. Вот такая тактика… Мы можем стрелять только согласно закону о милиции — когда стреляют в нас. Это бред. На законных основаниях мы бы освобождали город за городом. Но для этого мы должны понимать: если мы применим оружие, нам за это ничего не будет..

— А «Беркут» и «Альфа» тоже здесь?

— На «Беркут» и «Альфу» заведены уголовные дела за Майдан. У них была альтернатива: или ехать сюда, или в тюрьму садиться. «Беркут» и «Альфа» — заложники ситуации. Их судьба в руках Авакова. Историю пишут победившие…
http://expert.ru/2014/05/13/nas-hotyat-zamazat-v-krovii/

Знакомая ситуация по Чечне. Закона о военном положении нет, хотя казалось бы...