January 2nd, 2014

Dima

Помощь Англии России в 1812 году была незначительна

Одним из первых тему английских субсидий России в период Отечественной войны 1812 года поднял получивший широкую известность в советское время историк М. Н. Покровский (1868-1932). Академик АН СССР, руководитель Комакадемии и Института красной профессуры в начале XX в. для энциклопедии «История России в
XIX веке», издававшейся товариществом «Бр. А. и Н. Гранат» писал: «О тесной экономической связи между Россией и Англией нам уже приходилось говорить по поводу царствования Павла. Недаром «отечественная» война
была проведена Александром за счет английских субсидий – как это прямо утверждал друг Александра Волконский, в одном разговоре с его преемником»...
О значительной денежной помощи России, правда, без указания точной суммы субсидий, говорил и известный швейцарский писатель, политик и дипломат Анри Валлотон (1891-1971): «Англия, страна, оказавшая значит
ельную финансовую помощь России в прошедшей войне, собиралась остаться непримиримым противником Наполеона до тех пор, пока тот не снимет блокаду и не освободит Голландию и Бельгию»...
В воспоминаниях маркиза Армана де Коленкура, который с 1807 по 1811 гг. был французским послом, а в 1812 г. входил в состав свиты Наполеона, говорится о том, что нарушение Россией условий континентальной блокады стало формальным поводом для вторжения французской армии на территорию Российской империи...
Что же касается получения Россией английских субсидий, которые были обещаны в момент подписания российско
-английского мирного договора, то российская сторона решила напомнить о них в ноябре 1812 г. Именно в
это время было подсчитано, что дефицит по военному и морскому ведомствам исчисляется в 17 799 182 руб.
Поверенный в делах в Лондоне П.А. Николаи решил также воспользоваться благоприятным впечатлением от российских побед. В донесении министру иностранных дел, канцлеру Н. П. Румянцеву от 1 (13)
ноября 1812 г. он сообщал: «Позавчера весь город взбудоражили сообщенные милордом Каткартом известия о п
оражении короля Неаполитанского, о вступлении наших войск в Москву и о занятии Полоцка...»
Николаи продолжает: «Воспользовавшись этим случаем, я в доверительном порядке заговорил о том, что могла бы сейчас сделать Англия в отношении оказания России денежной помощи... я понял извысказываний милорда Кэстльри, что в этом отношении не на что надеяться» Аргументация отказа была такова: «Мы до крайности
истощили наши ресурсы... а 10 месяцев средства, рассчитанные на 12, – за истекший год мы израсходовали, включая уплату процентов по долгам, огромную сумму в 70 млн.» Примечательно и рассуждение о сумме
предполагаемой помощи: «...предлагать один-два миллиона – значило бы оказать вам плохую услугу... Мы находимся в крайне затруднительном положении, а вы ведь сами не захотите, исходя из ваших же интересов,
чтобы мы делали больше, чем в наших силах, или чтобы мы ослабили усилия в Испании, чтобы оказать лишь незначительную помощь вРоссии»
Между тем в 1812 г. Россия все же получила деньги из Англии. Однако в финансовом отчете за 1812 г. поясняется, что поступившие 600 тыс. руб это долг Англии перед Россией по зарубежным походам 1805 – нач. 1807 гг...
В России продолжали надеяться на денежную помощь Англии.
Представитель Англии в России лорд Каткарт писал в Лондон о том, что «потери частных людей в одной лишь Московской губернии простирались до 270 млн. руб. ассигнациями». И вскоре после сообщений Каткарта
посол в Лондоне Х. А. Ливен писал в донесении Н. П. Румянцеву 6 декабря 1812 г.: «Многие состоятельные люди здесь собираются начать подписку в целях оказания помощи жителям наших провинций, больше
всего пострадавших от войны, а принц - регент... обратился с посланием к парламенту по этому вопросу». Однако, в конце 1812 г. ни частной помощи, ни английских субсидий в России так и не дождались.
http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Nosova_00.pdf