September 23rd, 2012

Dima

Результаты правления Путина. Элитка эрэфии. Дефицит рабочих.

Региональным компаниям и среднему бизнесу катастрофически не хватает средств для осуществления инвестпроектов со сроком окупаемости более трех лет. А ведь наша экономика вступила как раз в ту фазу развития, когда горизонты окупаемости большинства проектов должны растягиваться до пяти-семи лет, о десяти годах и более мы уже и не говорим. «Эксперт» постоянно пишет о фактическом отсутствии длинных денег в экономике (см., например, «На коротком поводке» в № 35), но правительство и ЦБ упорно пытаются искать причины низкой инвестактивности в других местах или не искать их вовсе.
Нельзя сказать, что крупный бизнес купается в деньгах, но ему все-таки доступно относительно дешевое кредитование, редко в России, часто — за рубежом. Поэтому проекты со среднесрочной окупаемостью ему по силам. По силам-то оно по силам, только вот мотивации у российских магнатов инвестировать в страну нет. Наши крупные промышленники привыкли работать в райских условиях — при дешевых газе, электроэнергии, железнодорожных перевозках. Эксплуатируя невысокую себестоимость производства и возможность сбывать продукцию по мировым ценам на экспорт, они в течение многих лет зарабатывали миллиарды долларов сверхприбыли. Теперь же, когда их российские предприятия подходят к той черте, когда их себестоимость не кажется такой уж низкой, они в условиях падения прибыльности бизнеса и сложностей с доступным финансированием уже не горят желанием затевать новые проекты и проводить масштабную модернизацию. По правде говоря, если сбросить со счетов их финансовые успехи прежних лет, то сейчас на устаревшем оборудовании и на заводах 1950–1970-х годов постройки, да и при сильно выросших издержках объективно сложно производить товары эффективно. В этих условиях, чтобы заменять старые советские заводы новыми, эффективными, нужны длинные кредитные ресурсы с низкой процентной ставкой. В России найти длинные деньги не проблема, проблема в том, что они крайне дороги. С западными банками другая ситуация, там ставки низкие, но кредиты на 10–15 лет нам так просто не дают.
Но оказывается, что проблема длинных денег лишь полбеды. Вторая причина — уровень мышления и привычки ведения дел нашей бизнес-элиты, выросшей на простых сырьевых активах, с минимумом рыночной конкуренции, кооперационных связей и сложности продукта. Показателен пример Алексея Мордашова, владельца «Северстали». Молниеносно приватизировав крупнейший сталелитейный завод, в начале 2000-х он пытался заходить в более сложные бизнесы, например в производство автомобилей. Надолго его не хватило, он вышел из него через несколько лет, продал активы своим партнерам и/или менеджерам и полностью посвятил себя сначала неудачной международной экспансии в металлургии, а теперь и вовсе углубился в сырьевые темы. Создание сложного продукта, безусловно, Мордашова не привлекло, и, к сожалению, это типичный случай. Но ведь это гораздо больше, чем просто деньги, это могло бы быть мощной ценностной мотивацией для нашего доморощенного и, без всяких натяжек, продвинутого крупного бизнеса! Но нет. Никак не появляются Форды в нашей стране. Похоже, наши бизнесмены никак не могут подавить в себе страсть к экспорту сырья и полупродуктов (см. график 3). Получается, что в развитии сложных, в первую очередь машиностроительных, производств в стране не заинтересован никто, а того, кто вроде и заинтересован, трудно причислить к разряду частных инвесторов (мы тут намекаем на попытку Газпромбанка реанимировать бизнес группы ОМЗ). В кулуарных разговорах бизнесмены, которые хоть раз занимались машиностроительной тематикой, жаловались на мизерные доходы, на непреодолимые сложности в рыночной борьбе с иностранными конкурентами, на дефицит научно-исследовательской инфраструктуры и инженеров, даже высококвалифицированные рабочие и то в дефиците...
http://expert.ru/expert/2012/36/privit-zhazhdu-slozhnogo/
Dima

Хватит кормить Кавказ.

Второй проект, о котором мы хотим рассказать, изначально присутствовал в нашем списке, но после изучения полученных в ходе полевых исследований фактурных данных мы решили его исключить. Тем не менее история этого завода, построенного на Кавказе, кажется нам весьма поучительной. Речь идет о строительстве стеклотарного завода «Анжи-стекло» некой московской фирмой «Магистраль» с неизвестными конечными собственниками. Сам проект возник еще в 2007 году, тогда его включили в перечень приоритетных инвестпроектов Дагестана и выделили более миллиарда рублей из Инвестиционного фонда РФ на обеспечение инженерной инфраструктурой. Эти деньги, естественно, были освоены, о чем инвестор и заявил. Однако в прошлом году посмотреть на завод приехал полпред президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин. И вот что он сказал в одном из своих интервью местным СМИ: «Приезжаем в Дагестан, смотрим на завод “Анжи-стекло”. Какая-то труба из земли торчит, и все. А миллиард рублей-то потратили. Сейчас начинаем выискивать, что за инвестор, куда пошли федеральные деньги. По всем этим фактам, поверьте, будет разбирательство, такая задача поставлена».

Мы попытались понять, выполнил ли чиновник обещанное и выяснил ли, на что потрачены деньги налогоплательщиков. Однако из приемной Хлопонина нас перенаправили в Минрегион, где на наш запрос не смогли ответить по существу. Нам остается предположить, что завод все-таки построили, но затем неизвестными силами он был разрушен. Иначе не объяснить, почему его, судя по всему, будут строить во второй раз, причем все та же «Магистраль». В мае 2012 года по данному проекту были предоставлены госгарантии до 3,3 млрд рублей в обеспечение исполнения обязательств ОАО «Магистраль» по кредиту, привлекаемому им в Сбербанке на сумму до 3,5 млрд рублей. Главное, чтобы он опять не пропал, а то третье строительство стекольного заводика в Дагестане обойдется бюджету дороже ВСТО.
http://expert.ru/expert/2012/36/privit-zhazhdu-slozhnogo/
Dima

"К сожалению, российское производство этих материалов утрачено"

Сегодня глава Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Андрей Дьячков доложил вице-премьеру правительства РФ Дмитрию Рогозину о ситуации с авианосцем. Чтобы меня не обвинили в нагнетании излишних страстей цитирую дословно:
"...По словам главы ОСК, в ходе испытаний у причальной стенки котлы не могли развить полную мощность и были испытаны максимум на 40%. "При первом выходе на большие мощности - до 100% во время ходовых испытаний - при осмотре котлов было обнаружено частичное разрушение огнеупорной кирпичной кладки в топках котлов", - сказал А.Дьячков. Он отметил, что котлы были изготовлены по заявке индийской стороны. "В российском флоте применяются котлы, которые используют в качестве топлива мазут. Индийская сторона сделала заявку применить котлы, которые будут работать на дизельном топливе. Эта работа была проведена в проектном бюро в РФ. Котлы были изготовлены на Балтийском заводе", - сказал он. А.Дьячков пояснил, что в ходе испытаний в море путем вывода поочередно котлов из действия экипаж производил ремонт этой кладки. "Но тем не менее при последующих выходах на большие мощности мы получали повторное частичное разрушение кладки", - отметил он.

Отвечая на вопрос Д.Рогозина о том, какие материалы использовались, А.Дьячков пояснил, что этой был шамотный кирпич китайского производства."К сожалению, российское производство этих материалов утрачено", - сказал он...".
Для справки: шамотный кирпич это огнеупорный кирпич, изготавливаемый из огнеупорной глины или каолина. Производство огнеупорного кирпича в нашей стране велось еще с древних времен на протяжении сотен лет. И вдруг оказывается, что мы утратили его производство. Неужели настолько далеко зашло дело деиндустриализации страны, проводимое российской властью последние 20 лет, что уже кирпичи выпускать не можем?
И не только кирпичи.
http://v-alksnis.livejournal.com/77421.html
Dima

Власти засекретили связи МИ5 с убитым Литвиненко

Доклад лондонской полиции, обобщающий результаты проводившихся расследований, в том числе - по вопросу о том, помогал ли г-н Литвиненко британской разведке, должен быть представлен коронерскому суду и заинтересованным сторонам в ближайшие две недели. На слушаниях было сказано, что правительство разрешило сообщить результаты расследования, связанные с предполагаемыми отношениями г-на Литвиненко с МИ-5 или МИ-6, коронеру – судье Высокого суда сэру Роберту Оуэну (Robert Owen) - и его подчиненным, но не публиковать их и не показывать заинтересованным сторонам – таким, как г-жа Литвиненко и г-н Луговой.
После получения доклада сэр Роберт должен будет решить, следует ли сохранить сделанные по настоянию правительства купюры в докладе. Любые попытки навсегда оставить без ответа вопрос о том, контактировал ли г-н Литвиненко, открытый критик российского президента Владимира Путина, с британскими агентами, могут стать причиной для обвинений в излишней скрытности. После смерти г-на Литвиненко сообщалось, что он сотрудничал с британской разведкой по вопросам борьбы с организованной преступностью из России и Восточной Европы и, по слухам, получал за это 2000 фунтов в месяц.
Юридический советник следственной группы Хью Дэвис (Hugh Davies) заявил, что редактирование доклада не означает, что правительство признает факт работы г-на Литвиненко на британские секретные службы. По его словам, в ходе дознания будут рассматриваться все теории об убийстве. «Суд следует принципу прозрачности», - подчеркнул он.
http://inosmi.ru/world/20120921/199600286.html